Практика и стажировка Обучение в
Германии / Нидерландах
Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы
. .
Образовательная компания «АЛЬБИОН». Консультанты по зарубежному образованию. С 1993 года.
Правильный выбор учебного заведения - это основа успеха в обучении за рубежом. Очевидно, что без помощи опытного консультанта в этом деле не обойтись. «Альбион» предлагает лучшее в обучении за рубежом.
. +7 495 6509995, +7 495 6943600,
. +7 925 5052442
.
.
.
.
.
. . .
.
. / / / Оксфорд: лучший университет мира глазами студента из России (февраль 2021) .
. .

Оксфорд: лучший университет мира глазами студента из России (февраль 2021)

Интервью с Ренатом Каримовым, бывшим студентом "Альбиона", провела и записала журналист Елена Коптелова.

Оксфорд, которому и так не занимать славы и известности, в очередной раз признан лучшим университетом мира – согласно авторитетному рейтингу THE World University Rankings. О том, как туда поступить, как там учиться и что делать дальше, став обладателем престижного диплома, рассказывает Ренат Каримов, закончивший Оксфорд в 2020 году.

- Ренат, расскажите, как вы оказались в Оксфорде?

- Моя история началась с летней школы в Англии, куда меня отправили родители после 9 класса. Тогда я даже не думал об учебе за рубежом. Но мне так понравилась система британского образования, дающая свободу и ответственность за свой выбор одновременно, что я захотел учиться там дальше.
В то время я уже понимал, что мне интересно и чем хочу заниматься, поэтому профильная программа старших классов A-level, в которой ты сам выбираешь 3-4 предмета для изучения, как будто была создана для меня.
Так я оказался в Epsom College. Меня сразу взяли на A-level благодаря 100% результату по математике на вступительном тестировании. Но с английским, особенно грамматикой, первое время у меня были проблемы.
Я поехал с мыслью, что стану генным инженером, поэтому на A-level я взял блок science (физика, химия, биология), математику, высшую математику и добавил русский как иностранный язык.
Как таковой цели учиться в главном университете мира у меня не было. Просто когда стало понятно, что физика – это мое, то я стал искать место, где ее преподают лучше всего. Кроме Оксфорда, в мой список попали UCL, Imperial College, Durham, Surrey – во все эти университеты я подал документы на поступление. Но Оксфорд, конечно, был выбор №1.

- Насколько тяжело было поступить в университет, признанный лучшим вузом мира?

- Поступить в Оксфорд очень сложно, это факт. Весь вступительный процесс состоит из 4 ступеней.
В мое время экзамены A-level сдавались иначе, чем сейчас, в два этапа – после первого и второго года обучения. Именно результаты первого года и служили основой для поступления в вуз. Сейчас же вместо этих оценок в приемную комиссию университета отправляются так называемым predictions – ожидаемые результаты будущих экзаменов. Эти предположения делаются учителями на базе успеваемости, промежуточных тестов и контрольных.
Но так или иначе, первая ступень поступления в Оксфорд – результаты A-level (или предположения на этот счет) и мотивационное письмо Personal Statement. Но сразу хочу оговориться, мотивационное письмо для Оксфорда не имеет большого значения, потому что в этом университете, как и в Кембридже, есть вступительные экзамены. Это вторая ступень поступления. И здесь отсеивается очень много кандидатов, как правило, проходит один из 16-20 человек.
Третья ступень – интервью, их всего три. В «доковидные» времена всех кандидатов приглашали на собеседование в университет. Важно еще сказать, что при подаче документов в Оксфорд, нужно выбрать колледж, в котором вы хотите учиться. На дне открытых дверей мне понравился Wadham College, один из старых и главных, туда я и подавал заявку. Первые два интервью проходят именно в том колледже, который вы выбрали. Обычно они следуют одно за другим в течение двух дней. А третье интервью назначают в каком-то другом колледже Оксфорда. Мне достался Magdalen College. Так делается для того, чтобы у вас было больше шансов на зачисление: если вы вдруг не пройдете в выбранный вами колледж, вас могут пригласить в тот, где вы тоже были на собеседовании.

- Что оказалось самым сложным в этой многоуровневой вступительной процедуре?

- Могу сказать, что в школе все выбранные предметы мне давались довольно легко. Просто потому, что я занимался тем, что мне интересно. На экзаменах по математике и физике у меня не было практически ни одой ошибки, в результате после первого года обучения по программе A-level у меня было 5 высших оценок «A». Так что первый этап поступления в Оксфорд я прошел без проблем. А вот дальше начались сложности.
Я специально не готовился ни к вступительным экзаменам, ни к интервью. Но когда я приехал в Оксфорд на собеседование, это, наверное, были три самых сложных дня в моей жизни. Я практически не выходил из дома, испытал большой стресс. Отбор очень жесткий, требования высокие и, порой, непосильные для абитуриента.
Само интервью проходит в начале декабря, а ответ присылают 11 января. Если вы прошли все этапы, вам говорят, какие оценки вы должны получить на финальных экзаменах A-level или IB. Это условие окончательного зачисления в университет.

- Расскажите поподробнее, что представляло из себя вступительное тестирование? Какие были задания? Какие вопросы задавали во время собеседования?

- Прежде всего надо сказать, что вступительные экзамены есть только в Оксфорде и Кембридже. Собеседования проводятся и в других университетах, но, я думаю, отличаются кардинально от того, что тебя ждет в Оксбридже.
Экзамены очень не простые, даются задачи уровня олимпиады. Я, конечно, сейчас говорю про свою специальность – физику. В моем случае надо было сдать один экзамен по профильному предмету – Physics Aptitude Test, в который, кроме физики, включены математика и статистика.
Интервью тоже не стандартные. В Оксфорде основная цель – убедиться, что человек заинтересован в предмете, а также понять, что у него в голове, как он размышляет. Обычно дают одну из задач Ферми - они не на точный, а на примерный расчет, на мышление и анализ. Типичный вопрос из этой серии: представьте, что вы стоите на пляже и у вас в руке ведро, посчитайте, сколько песчинок может в него поместиться. У меня же было следующее задание: интервьюер надул шарик и попросил посчитать количество молекул воздуха в нем.
Такие вопросы могут поставить в тупик, если раньше вы ни с чем подобным не встречались. Приемной комиссии важно увидеть, что человек готов выйти за рамки базовых знаний, не боится спросить, признаться в незнании чего-то. Или другой пример: у поступающих на физику могут попросить вывести основные физические концепции, в процессе повышая сложность, пока не упрутся в потолок знаний абитуриента. А дальше попытаются этот потолок разрушить, задавая наводящие вопросы и анализируя, что из этого выйдет.
От вступительного экзамена очень сильно зависит, будете вы зачислены или нет. Если он сдан более чем на 90%, вы в Оксфорде. Но таких людей мало. Чтобы быть допущенным к интервью, надо набрать хотя бы 50%.
В моем случае все решил именно вступительный экзамен. Но узнал я об этом только на четвертом году обучения в университете. Как выяснилось, я набрал 96%, став вторым среди всех сдававших. Результаты намеренно не сообщают – чтобы не завышать или не занижать самооценку. Вам только скажут, прошли ли вы, или нет.

- В вашем случае все прошло успешно и вы стали студентом Оксфорда. Насколько ожидания совпали с действительностью? К чему пришлось привыкать и адаптироваться на новом месте?

- Я думаю, у всех вступление в студенческую жизнь проходит по-своему. Я не помню, чтобы мне требовалась какая-то особая адаптация. Достаточно быть открытым изменениям, готовым к тому, что образ жизни поменяется. Я с детства привык к самостоятельности, поэтому наверное не увидел особых сложностей.
По большому счету, ожидания совпали с действительностью. Я был на днях открытых дверей в Оксфорде и представлял, что меня ждет. Тут очень важно правильно выбрать колледж - тот, который вам подойдет по характеру, атмосфере, отношению к жизни, устройству и т.д. Довериться интуиции во время визита в университет, на дне открытых дверей.
Именно так действовал я. Мне понравился Wadham, потому что он самый демократичный и близкий мне по духу. Туда берут максимум выпускников государственных школ, в равных пропорциях женщин и мужчин, нет давящей атмосферы, снобизма, все просто и легко. Вряд ли мне было бы так же комфортно, например, в мажорном Christ Сhurch, куда приезжают на золотых Роллс-ройсах.
Важны и тьюторы, работающие в колледже. Мне очень повезло: в нашем колледже преподает лучший тьютор Оксфорда по физике. От тьютора сильно зависит результат, именно он может направить студента в нужное русло.

- Но что-то вам все-таки показалось необычным? Оксфорд – старинный университет со своими традициями, порой, странными и непонятными человеку, далекому от него.

Белый цветок на лацкане пиджака в день первого экзамена - дань старой оксфордской традиции- Да, в Оксфорде миллион традиций на все случаи жизни. Чего стоит только formal dinner – регулярные официальные ужины, на которых обязаны присутствовать все студенты. Они проводятся несколько раз в неделю, все участники должны быть в мантиях. У ужина есть свои ритуалы: когда заходит глава колледжа, надо встать, потом помолиться, сесть, правильно задвинув стул, не опозориться с последовательностью использования многочисленных приборов, лежащих перед тобой и т.д.
Есть странная традиция, относящаяся к экзаменам: когда идешь их сдавать, надеваешь костюм и мантию, а академическую шапочку несешь перед собой, ни в коем случае не надевая. Также нужно вдеть цветок в петличку пиджака: на первый экзамен – белый, потом розовый, а на последний – красный. Почему такие цвета и в такой последовательности? Говорят, это символ того, как экзамены высасывают из нас кровь – с каждым новым все больше и больше.
Все это негласные традиции, и узнать о них можно от тех, кто учится не первый год. В Оксфорде есть система «родителей»: это когда первокурснику назначают 2 наставников, «маму» и «папу», из числа старшекурсников. Мои родители ни разу обо мне не вспомнили за 4 года. Но другим повезло больше, они-то и делились со мной информацией.

- Кстати, расскажите о своих однокурсниках – из каких они стран, с каким бэкграундом, насколько легко было с ними общаться?

- Вместе со мной учились совершенно разные люди. У Оксфорда такая политика, что на бакалаврскую программу принимаются в основном британцы, иностранцев, как правило, не более 15%. Среди них – представители почти всех частей света. Общаться с ними было очень легко, потому что все мы находились в одинаковом положении – приезжих.
На моем курсе было где-то 200 человек. Но все вместе мы встречались только на лекциях и лабораторных работах. Гораздо важнее твоя группа, с которой ты занимаешься на тьюториалах - своего рода семинарах. В нашей группе было 8 человек. И с этими людьми ты общаешься больше всего, ты с ними вместе на все время учебы. Тьюториалы в Оксфорде проходят по классической формуле - один профессор и 2 студента, то есть это практически индивидуальные занятия.

- Как строилась учеба, чего было больше – теории или практики?

- Лично у меня было больше теории. Я выбрал 4-летнюю программу, объединяющую бакалавриат и магистратуру. То есть первые три года я учился на бакалавра и изучал общую физику, а последний год провел в магистратуре. Тут уже можно было выбрать более узкое направление по своей специальности, и я перешел на теоретическую физику. Если бы я этого не сделал, то четвертый курс у меня был бы был бы полностью посвящен исследовательскому проекту. А так опять пришлось вернуться к теории: акцент был сделан на изучении курсов, а не на экспериментах.

- По уровню научных исследований Оксфорд, согласно рейтингу THE 2021, занимает первое место в мире. Как это отражается на студентах? С какого момента и на каких условиях их привлекают к исследованиям и разработкам, идущим в университете?

- В Оксфорде, как это ни странно прозвучит, мало инвестируют в оборудование. Оно там не самое лучшее, не самое новое, лаборатории тоже в некотором смысле устаревшие. Но это огромный плюс: это учит человека совершать невероятные эксперименты буквально на коленке. Это намного лучше работает в долгосрочной перспективе, чем самое новейшее оборудование. Как только человек встречается с проблемой, его мозг «включается» и ищет решение. Это полезнее, чем ставить эксперимент на умном оборудовании, которое все сделает за тебя. Возможно, ради этого все и задумывалось.
Что касается участия в исследованиях, то это исключительно инициатива студента. В Оксфорде можно написать абсолютно любому профессору и предложить свою кандидатуру на стажировку, и в 99% случаев вам дадут положительный ответ. Другой вопрос, что в большинстве случаев это будет бесплатная практика. Иностранцу вообще очень тяжело получить финансирование на научную стажировку, британцам чуть полегче.
Лично мне сильно повезло. Я проходил стажировку после 3 курса по интересной и перспективной теме в области биофизики, связанной с раковыми исследованиями, и мне дали аж два гранта под это. Но даже бесплатная стажировка – это очень полезный опыт. В целом же, на бакалавриате не предусмотрено участие студентов в исследованиях, они входят в программу только на магистерском курсе.

- Что вы можете сказать о преподавателях? Есть ли у студента научный руководитель, куратор? Расскажите о своем наставнике – что он вам дал, чем запомнился, как повлиял на дальнейшую судьбу?

- Как я говорил, главный человек в Оксфорде – это тьютор. По сути, это и есть твой научный руководитель, человек, который тебе помогает в течение всей учебы. Если есть вопросы, то идешь именно к нему. Мне повезло попасть в колледж с самыми лучшими тьюторами по физике. Общение с ними было очень дружелюбное, и, помимо прочего, они умели хорошо объяснять материал.
Тьюторов у каждого студента несколько. Мой главный тьютор был абсолютный гений. Индус, который в 16 лет закончил Кембридж, а в 21 год уже имел 3(!) степени PhD – по физике, компьютерным наукам и философии.
Остальные преподаватели – это лекторы и демонстраторы. Лекторы – штатные и приглашенные профессора, как правило, уважаемые и хорошо известные в своей области, нередко с мировым именем. Демонстраторы помогают во время лабораторных работ, обычно на этой позиции работают докторанты.
В Оксфорде я встретил двух совершенно чудесных и удивительных людей, которые в значительной степени повлияли на мой дальнейший выбор. Первый – это русский профессор Александр Щекочихин, который работал в Империал-колледже, а теперь занимается физикой плазмы в Оксфорде. Его имя имеет большой вес в это сфере и оно сыграло в мою пользу при поступлении в докторантуру.
Второй – профессор из Испании Соня Кантера, которая оказалась отличным супервайзером – она помогала мне во время учебы и направила в сторону PhD. Кроме того, она вдохновила меня личным примером: мать троих детей, знает 12 языков, преподает в Оксфорде, пишет книги, ведет активную общественную деятельность, за свою жизнь успела поучиться и пожить в Москве, получить Phd в Осаке, поработать в Копенгагене.

- Насколько легко было учиться? Что самое трудное в учебном процессе для иностранца?

- Учиться в университете было невероятно тяжело. В учебном году три триместра по 8 недель, между первыми двумя - по 5 недель отдыха, а потом еще летом почти 4 месяца каникул. Но это только на первый взгляд все так привлекательно и вольготно для студента. За 8 недель учебы из вас выжимают все соки, заставляют выкладываться до конца. Тьюторы хоть и приятные и дружелюбные люди, но это не мешает им задавать и требовать по высшему разряду.
В неделю 2-3 тьюториала, каждый длится 2-4 часа, но может затянуться и до 6-7 часов. Готовиться к ним тоже непросто: дают список задач и надо успеть все решить. Это вообще никак не влияет на диплом, но не сделать нельзя. Один раз задачи были такие сложные, что мы решали их всей группой: начали в восемь утра, закончили в два часа ночи, а потом еще продолжали на следующий день! Завтракали, обедали и ужинали в библиотеке, и все это - в выходные!
На диплом влияет только результат экзамена. Но его невозможно хорошо сдать, если не учишься и не выполняешь все задания в течение года. Экзамены зачастую назначаются один за другим без перерыва – еще и поэтому не получится быстренько подготовиться за несколько дней до их сдачи, как это делают в России. Например, у меня на втором курсе было семь экзаменов подряд. И все они письменные. Именно тьюториалы позволяют последовательно и основательно подготовиться к экзаменам.
Без преувеличения, 4 года в университете я провел, не поднимая головы, даже каникулы тратил на повторение тем. И не только я.

- При таком отношении наверняка экзамены не становятся непреодолимым испытанием и огромным стрессом?

- Непреодолимым – нет, все-таки в Оксфорд поступают заведомо хорошо подготовленные и способные студенты. Но стресс все равно сказывается, особенно на первом курсе. Свои первые экзамены в Оксфорде я сдал не лучшим образом – на 2:1 (Upper Second Class Honours, вторая группа после высшей, 60-69% из ста – Прим. автора). Повлияла и моя привычка не готовиться к экзаменам, и тот факт, что первые экзамены в Оксфорде намеренно усложняют. То есть сразу высоко устанавливают планку, чтобы подготовить к следующим курсам, заставить студента взяться за ум. Но при этом результаты экзаменов за первый курс не попадают в диплом. И, например, я закончил университет с красным дипломом, несмотря на оценки за первый экзамен.
Первокурснику дают возможность привыкнуть и к студенческой жизни, и к системе тьюториалов, и конкретно к экзаменационной системе в Оксфорде. Отчислений мало: у нас было, если не ошибаюсь, 2 человека за курс. Если экзамен провален, его можно пересдать, но только один раз.
Уже сейчас, находясь в Швейцарии, в докторантуре Федеральной политехнической школе Лозанны (EPFL), я могу сравнить уровень экзаменов здесь и в Оксфорде. В Оксфорде все гораздо строже и сложнее. Во-первых, там нет устных экзаменов, как в EPFL: считается, что это не объективный способ оценки. Во-вторых, на каждый экзаменационный вопрос в Оксфорде - свой проверяющий. А после первой проверки делается еще две – уже другими людьми. На титульном листе указывается только личный номер студента, который никто, кроме вас, не знает – таким образом тоже исключается субъективный, личностный фактор.

- Есть ли в Оксфорде стипендиальные программы для одаренных и талантливых студентов, в том числе иностранных?

- Насколько я знаю, для бакалавров стипендий почти нет, особенно для иностранцев. Это не Америка, здесь ежегодно выделяется в лучшем случае 2-3 гранта на полное обучение и предназначены они для местных студентов, британцев. Более распространенный вариант финансовой поддержки - система займов, но и она не для иностранцев. Процент назначается в зависимости от дохода семьи: если он ниже установленного минимального уровня, то получаешь беспроцентный займ. Гранты и стипендии предусмотрены только на последипломном обучении. Кстати, есть даже русский фонд Hill Foundation, поддерживающий таланты из России по программам магистратуры и PhD.

- Хорошо, можно ли тогда подработать во время учебы?

- Нет, в Оксфорде это не приветствуется. Считается, что ты поступил в университет, чтобы учиться, а не работать. Да и времени на работу нет. Другое дело - летняя практика, но и она обычно начинается после второго-третьего курса и, как я говорил, в большинстве случаев по инициативе самого студента. Очень редко, когда она организуется университетом, например, если есть какая-то работа в самом вузе или планируется какая-то гуманитарная миссия от имени университета. Как правило, студенты находят стажировку или исследовательский проект в финансовых и консалтинговых компаниях, стартапах.

- Из ваших слов выходит, что свободного времени у студента Оксфорда совсем нет. Неужели университет запомнится только напряженной учебой и экзаменационными испытаниями?

- Нет, конечно. Несколько свободных часов у меня оставалось, и я успевал и сходит в зал, и побегать. Именно в Оксфорде я начал бегать, и это стало теперь привычкой. Кроме того, получалось поучаствовать в студенческих клубах. Так, я был казначеем университетского сообщества физиков – организовывал научно-популярные лекции, классы для детей, социальные мероприятия. Побывал и казначеем оксфордского сообщества фигуристов. Но и вообще все эти четыре года, кроме учебы, я наслаждался жизнью в удивительно красивом и уютном городе, каким является Оксфорд.

- Действительно ли диплом Оксфорда дает преимущества при трудоустройстве? Обращают ли на это внимание современные работодатели и помогло ли это лично вам?

- Да, это действительно так. На стадии рассмотрения резюме, особенно в финансовых, консалтинговых и IT-компаниях, диплом Оксфорда играет огромную роль. Это гарантия того, что вы, как минимум, попадете в следующий этап отбора. Если говорить про мою специальность и моих однокурсников, то где-то 40% устроились в компании из этой сферы. Еще 40%, как и я, пошли в науку – на это очень сильно мотивируют наши тьюторы. Оставшиеся выбирают стартапы, предпринимательство, преподавание. Но без работы не остается никто – если, конечно, он сам этого не хочет.
Что касается меня лично, то я выбрал дальнейшее обучение на степень доктора (PhD). Когда приблизилось время окончания университета, я знал, что хочу и дальше заниматься физикой, но не понимал, в какой области специализироваться, и в какую докторантуру подавать документы. В результате выбрал Швейцарию и EPFL (Ecole Polytechnique Federale de Lausanne – входит в топ-50 университетов мира – Прим. автора). Диплом Оксфорда, конечно, имел значение при поступлении – он там высоко котируется. Косвенно повлияло и имя моего профессора, как я говорил выше - он оказался не только авторитетом в своей области, но и другом члена приемной комиссии, который меня интервьюировал.

- Почему вы выбрали именно EPFL? В Оксфорде не хотели остаться?

- Я решил заниматься термоядерным синтезом, и EPFL одна из лучших школ в этой области. Там один из самых больших департаментов плазмы в мире. Первоклассное оборудование, огромное финансирование из разных источников, высокий уровень профессорского состава. И что очень важно, докторантура в Швейцарии – это больше исследовательская работа, а не обучение. С вами заключают трудовой контракт и вам платят очень хорошие деньги. В Англии все далеко не так.
Кроме того, я рассматриваю как вариант дальнейшей карьеры работу на самом большом термоядерном реакторе в мире – ИТЭР (ITER). Это мировой проект, который реализуется на юге Франции и должен быть завершен к 2025 году, как раз когда я закончу докторантуру.
Есть у меня в голове и другой возможный путь - уехать в Японию. Там тоже сильные разработки в области термоядерного синтеза. И это вписывается в мою концепцию - попробовать пожить в разных местах. В Оксфорде я не остался именно поэтому: не хотелось ограничивать себя одним, пусть и прекрасным, городом.
Хочется увидеть мир – во всем его величии и многообразии.
 

Другие статьи раздела:

Пишите
Пишите

ICEF Более подробную информацию вы можете получить
у сотрудников образовательной компании "Альбион"
по телефонам:
. +7 495 6509995,
. +7 495 6943600,
. +7 925 5052442

и при личной встрече в офисе по адресу: Москва, ул. Малая Дмитровка, дом 20, бизнес-центр "Дмитровка", 6-й этаж
или по адресу: Москва, Тверская 18, корп.1, офис 619 (здание редакции газеты "Известия").

.
. . .
Политика конфиденциальности © 2005-2021. Качественное образование за рубежом от компании "Альбион". All rights reserved.
Копирование материалов допускается исключительно по письменному разрешению компании "Альбион".
.

Поиск

Вопросы — ответы

Лето-2021
Подготовка
в топовые школы
UK, USA

Кем быть? Онлайн-
тест