Практика и стажировка Обучение в
Германии / Нидерландах
Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы
. .
Образовательная компания «АЛЬБИОН». Консультанты по зарубежному образованию. С 1993 года.
Правильный выбор учебного заведения - это основа успеха в обучении за рубежом. Очевидно, что без помощи опытного консультанта в этом деле не обойтись. «Альбион» предлагает лучшее в обучении за рубежом.
. +7 495 6509995, +7 495 6943600,
. +7 925 5052442
.
.
.
.
.
. . .
.
. / / / Диплом имеет значение (октябрь 2021) .
. .
.
Наши публикации:

«Альбион» в соцсетях:

Диплом имеет значение (октябрь 2021)

Интервью с Даниэлем Илиевым провела и записала журналист Елена Коптелова

Даниэль Илиев закончил с отличием три учебных заведения в Великобритании – сначала одну из лучших частных школ, затем престижный университет с мировым именем, Лондонскую школу экономики (LSE), и наконец бизнес-школу Имперского колледжа Лондона, входящего в первую тройку британских вузов. Все это позволило ему даже в непростые ковидные времена найти хорошую работу в лондонском офисе глобальной финансовой группы ING.

- Даниэль, расскажите, с чего началась ваша английская история успеха?

- Я уехал на учёбу в Англию в 13 лет. Решение приняли родители, а я согласился, подумав, что это может быть интересный опыт. Родители связались с компанией «Альбион» и попросили подобрать варианты. Мы хотели, чтобы это была хорошая школа-пансион с высоким рейтингом, расположенная недалеко от Лондона.
Но очень быстро выяснилось, что мы слишком поздно спохватились: в топ-школы обычно подают документы с осени, то есть за год до начала учёбы, а мы начали этот процесс где-то в начале весны. Поэтому список доступных учебных заведений к тому моменту был невелик. Тем не менее «Альбион» договорился с несколькими высокорейтинговыми школами. Во все из них я сдавал экзамены по английскому и математике, где-то ещё было собеседование (вступительное тестирование проходило в Москве, британские частные школы доверяют его проведение «Альбиону» - Прим. автора).
Почти сразу мой выбор пал на Caterham School, которая больше других отвечала нашим критериям. Первое впечатление подтвердилось и когда мы приехали в Англию, чтобы посмотреть все предложенные учебные заведения своими глазами. Понравился кампус школы, как там всё организовано, её успехи и место в рейтинге – на тот момент Caterham входила в топ-30 частных школ Великобритании.

- Судя по тому, как вы рассказываете, поступить в одну из лучших британских школ для вас не составило никакого труда. Вы как-то готовились к тестированию и собеседованию?

- Обязательно надо готовиться. Мне помогло, что я хорошо знал английский. Но это никак не отменяло специальную подготовку. Примерно два месяца я интенсивно занимался с преподавателями «Альбиона» английским, математикой и естественными науками по программе британской школы. Каким бы умным ребёнок ни был, за границей совсем другая система обучения, без подготовки не обойтись. Иначе будет очень сложно не только поступить, но и учиться.

- Какие воспоминания у вас остались от учёбы в британской школе?

- Переезд в Англию, в школу-пансион, был настолько важным и ярким событием в жизни, что вряд ли я его когда-нибудь забуду. Тринадцть лет я жил с родителями, можно сказать, в тепличных условиях, а тут оказался один в другой стране и непривычной обстановке. Конечно, у меня был шок, и первый год учёбы в Caterham мне дался непросто.
Во-первых, я не был готов к жизни в общежитии, где, помимо тебя, в комнате ещё 5 человек. Это как мини-казарма, где невозможно уединиться. Во-вторых, пришлось привыкать к строгим правилам и распорядку дня.
Вечером у нас забирали все телефоны и гаджеты и отдавали на пару часов только в конце следующего школьного дня. Отбой в пансионе рано, учителя следят, чтобы все ложились спать и свет был выключен. За любое нарушение следуют наказания. Например, если не сдал телефон и тебя застукали с ним ночью, то в выходной придётся готовить презентацию о том, почему важен ночной сон. Или писать 5 страниц подряд «Я буду спать ночью».
Поэтому поначалу, когда у меня ещё не было в школе друзей, я категорически отказывался возвращаться в Англию после каникул. Потом уже, когда друзья появились, жизнь наладилась. К концу школы, наоборот, уже домой не хотелось ехать.
Могу сказать, что мне было сложнее именно с бытом, с жизнью в пансионе, чем с учёбой. К новой системе обучения привыкаешь довольно быстро. Разве что в первые месяцы не хватает знания английского, даже если ты ехал с уверенностью, что владеешь языком хорошо. В первом триместре я не всё понимал, особенно юмор одноклассников, и формулировать мысли тоже было сложновато. Поэтому и оценки сначала были не очень.
Хорошо, что я оказался в том классе, когда ещё нет никаких экзаменов, и можно было спокойно ко всему адаптироваться.

- Вы провели в пансионе пять лет. Строгие правила для пансионеров сохраняются до конца или в старших классах появляются послабления и преференции?

- Школа-пансион несёт ответственность за своих учеников до их выпуска, поэтому, что касается контроля, ничего не менялось и в старших классах. Единственное, тебе выделяют комнату на двоих, то есть бытовые условия, можно сказать, становятся лучше.
К последнему классу все эти школьные ограничения и правила начинают раздражать: ты уже взрослый человек, тебе 18 лет, а запреты всё те же, например, на каждый выход из школы надо получать разрешение.
Впрочем, у жизни в пансионе были и очевидные плюсы. Ты по-настоящему сближаешься с одноклассниками, находишь общие увлечения, проводишь время в хорошей компании. Многие из этих ребят до сих пор мои самые близкие друзья.
Другое дело, что в Caterham пансион предназначен в основном для иностранцев, англичан там почти нет, поскольку почти все они на дневном обучении. Из-за этого с местными ребятами особо подружиться не удалось. Но я и не расстраиваюсь по этому поводу. Мне лично не очень близок английский менталитет. Англичане тщательно оберегают свое личное пространство, неохотно открываются «чужакам». Мне гораздо проще общаться с европейцами. Хотя базовые ценности, заложенные в Англии, прежде всего уважение к людям, независимо от их статуса, я принимаю полностью.

- Как и когда школа начинает готовить учеников к поступлению в университет?

- В конце GCSE (11 класс, когда заканчивается этап общего среднего образования и выдаётся одноименный сертификат – Прим. автора) ученики определяют свою дальнейшую специализацию и выбирают профильные предметы для двухгодичной предуниверситетской программы A-level.
Школа помогает ученикам решить, по какому направлению учиться дальше, – проводит профориентацию и психологические тесты, приглашает разных специалистов, которые рассказывают о своей работе. Потом, уже на этапе поступления, даёт советы по поводу выбора университета и написания мотивационного письма. Всё это входит в обязательную школьную программу.
У меня всегда хорошо получались математика и естественные науки. Кроме того, я считал экономику перспективным направлением, ею и решил заниматься. На A-level взял экономику, математику, физику и политику, а в качестве дополнительного ещё и высшую математику. Все эти предметы мне были интересны и с ними я мог поступить на экономические специальности в хороший университет.

- Какие университеты вы рассматривали для продолжения обучения и почему?

- Где-то уже в середине GCSE я стал присматриваться к университетам, общался с ребятами постарше и составил представление о разных учебных заведениях. Среди всех я выделил Лондонскую школу экономики (LSE). Прежде всего мне было важно, чтобы университет находился в Лондоне. Это моё личное субъективное ощущение: мне не нравится английская провинция и мне хватило пяти лет в Caterham. К тому же, LSE – cамый престижный университет в области экономики и социальных наук.
Для страховки я включил в свой список ещё несколько лондонских вузов – UCL, King’s College, City. Меня не интересовали студенческие города типа Экзетера, Уорика, Дарэма, где вся жизнь выстроена вокруг университета. Наверное всё это я уже прошёл в школе. А вот англичане, которые не учились в пансионе и не уезжали из родного дома, очень любят такие города, считают, что только там по-настоящему можно почувствовать себя студентом.

- Что требовалось для поступления в LSE?

- Я выбрал новый курс по финансам (Finance), он открылся в LSE за год до моего поступления, и конкурс был очень большой – 15-18 человек на место. Соответственно, требования тоже были высокие: нужно было иметь все отличные оценки по профильным предметам и обязательно высший балл (A*=5+) по математике. Плюсом также считалось изучение высшей математики в школе. Когда я поступал, на A-level еще были промежуточные экзамены за первый год двухгодичной программы, эти оценки и отправлялись в университет. Мне удалось тогда получить все высшие баллы, и это сыграло свою роль. Хотя не менее, если не более важным для LSE являлось мотивационное письмо.

- Вы стали студентом университета, о котором мечтали со школы. Лондонская школа экономики оправдала ваши ожидания?

- Наверное у меня были слишком высокие ожидания от LSE, я ехал туда вдохновленным. А в первую неделю учебы случилось разочарование. В Лондонскую школу экономики набирают самых лучших и трудолюбивых студентов, сконцентрированных на учёбе и будущей успешной карьере. Нормальной студенческой жизни, по сути, у них нет. Впрочем, это характерно для многих топ-вузов Лондона, где у студента с первого курса начинается гонка на выживание – сначала за стажировку, потом за работу. Возможно, и поэтому тоже, LSE занимает чуть ли не последнее место в Англии по такому критерию, как удовлетворенность студентов.
И это касается как социальной жизни, так и преподавания, которое тоже вызывает много вопросов. Общий высокий рейтинг LSE, как и других университетов-лидеров, строится в основном на научных исследованиях. Профессора действительно больше заняты научной работой, а качество преподавания, такое ощущение, их меньше интересует. Я думаю, что они считают, что талантливые и сильные ребята, которые и становятся студентами LSE, и так справятся. Поэтому не считают нужным подробно и понятно объяснять материал. Нередко было так, что приходишь на лекцию и
не понимаешь, что происходит. Без поддержки преподавателей было довольно сложно учиться – во всё приходилось вникать самому.

- Программа наверное тоже была не самая простая?

- Да, давалось очень много материала и короткое время на его изучение. Первые полтора года были посвящены в основном теории, почти все предметы опирались на математическую и статистическую базу, в программе, на мой взгляд, было слишком много абстрактной математики.
Спасало то, что у меня была хорошая подготовка со школы. Как я уже сказал, на помощь преподавателей надеяться не приходилось. Да, конечно, выделялись так называемые часы приема (office hours), когда можно было прийти к профессору и задать любой вопрос по пройденным темам. Но этого явно было недостаточно.
Интересно стало учиться к концу второго года, когда появилась специализация. Мы наконец начали изучать то, ради чего я пошёл на этот курс, – финансы. И профессорский состав изменился в лучшую сторону.

- Экзамены сдавались по каждому предмету? Насколько сложно было получить желаемую оценку с учётом всего вышесказанного?

- Учебный год в LSE делится на три триместра: два из них посвящены учёбе, а третий – подготовке и сдаче экзаменов. За год изучается 8 модулей, по 4 в триместр, и по каждому сдаются экзамены. Они все письменные и достаточно сложные. То, что нет устных экзаменов, а письменные работы анонимны (на них ставится не имя студента, а только специальный код), обеспечивает объективность и справедливость оценки. То есть личностные отношения, влияющие на результат экзамена, исключены.
Чтобы получить хорошую оценку, важно выполнять все задания во время учебных триместров и тренироваться на пробных экзаменах. Как мне показалось, в LSE проверяют не столько знания студентов, сколько креативность мышления. На экзаменах по экономике и финансам нередко давались нестандартные задачи по математике. Вообще для успешного прохождения курса требовалось математическое мышление.
Экзаменационные оценки за первый год обучения имеют относительно небольшой вес – чуть больше 10% от финального балла диплома. Я хотел закончить университет с First Class Honours (эквивалент красного диплома – Прим. автора), и мне это удалось. Хотя все три года я балансировал на грани. Это, если угодно, такая игра в цифры: есть модули, которые невозможно сдать на «отлично», а есть другие, попроще, из которых и надо выжать максимум, чтобы суммарно получилась желаемая оценка.
Экзамен за последний год в LSE мы сдавали онлайн – из-за пандемии. Это было одновременно и легче, и тяжелее. С одной стороны, на экзаменационную работу дали 24 часа и можно было пользоваться учебниками. С другой – сам экзамен сделали очень и очень сложным. Многие мои однокурсники и я сам сидели с ним с утра до вечера.

- Вы заговорили о переходе на онлайн-обучение из-за пандемии. Это как-то сказалось на учебном процессе?

- Мне повезло, что это случилось в последний год моего обучения в университете, а именно в его второй половине. К тому моменту практически вся программа была пройдена, оставалось что-то совсем незначительное и экзамены. Так что это никак не повлияло на учёбу.

- А где вы жили, в студенческом общежитии LSE? Что оно из себя представляло?

- Нет, я снимал квартиру, но про студенческое общежитие знаю от однокурсников. Университетское жильё разное, но в основном у студента своя комната, иногда с собственной кухней и туалетом, а чаще – с удобствами общего пользования, на несколько соседей. Как это ни покажется странным, студия с удобствами в университетском общежитии зачастую обходится дороже, чем похожая квартира. К моменту поступления в университет я хорошо знал Лондон и цены на жильё. К тому же, я уже достаточно пожил в школьном общежитии. Поэтому и предпочёл квартиру.

- Как вы сейчас оцениваете учебу в LSE? Насколько это было ценно и полезно?

- Если бы я ещё раз мог выбирать, то опять бы пошёл в Лондонскую школу экономику. Если ты хочешь связать свою карьеру с финансовой индустрией в Европе, вряд ли найдёшь что-то лучше LSE в качестве базового образования в этой сфере. Даже если тебя что-то не устраивает в процессе учёбы, по итогу она дает хорошие знания и крутой диплом. Ты оказываешься в обществе умных людей, которые конкурируют с тобой на равных, а соответственно, приходится много работать и всегда высоко держать планку. Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что не завёл полезных связей и знакомств в LSE.

- Но раз вы пошли в магистратуру другого лондонского университета, значит, этого образования всё-таки не было достаточно для поиска работы и построения карьеры?

- Мне не очень повезло со временем. Я заканчивал учиться, когда произошёл BREXIT, потом случился коронавирус. Всё это негативно повлияло на финансовый рынок, стало меньше вакансий, особенно для выпускников. Я думал, что, раз в LSE так сложно поступить и диплом этого университета так высоко ценится, найти работу будет легко. Но конкурс в банках оказался в разы выше, чем в LSE, – 100-300 человек на место.
Мне казалось, что для базовых позиций, на которые берут выпускников, ничего особенного не требуется, достаточно диплома. Оказалось, что нет. К сожалению, LSE не объясняет студентам, насколько важно как можно раньше участвовать в стажировках, общаться с работодателями. Я бы больше бы делал на этом акцент прям с первого курса – проводил встречи с представителями банков и финансов, учил самопрезентации и написанию сопроводительных писем к резюме, устраивал специальные лекции.
Устройство на стажировку/работу в солидную компанию – сложная и затратная процедура, настолько же важная, как учёба. На неё требуется много времени, примерно как на изучение двух предметов в LSE. Надо готовиться ко всем этапам рекрутинга, знать, как отвечать на вопросы, поддерживать нетворкинг.

- Продолжая тему работы, насколько легко её найти выпускнику LSE, если абстрагироваться от текущего времени? Какой процент трудоустраивается?

- Зависит от того, насколько студент погружён в поиск работы. Если бы я варился в этом с самого начала, наверное было бы по-другому. Те мои однокурсники, которые параллельно с учебой стажировались, общались с потенциальными работодателями, активно о себе заявляли, устроились после диплома в крутые инвестиционные банки – несмотря на ковид.
Я же поздно начал думать о работе, поэтому и пошёл в магистратуру. К тому же, объективно с магистерской степенью проще найти и стажировку, и работу. Зачастую объявляют практику для бакалавров, а приходят на неё магистры с опытом работы, и ты со своим образованием просто не можешь с ними конкурировать.

- То есть вы пошли в магистратуру в том числе для того, чтобы иметь карьерные преимущества?

- Изначально я не планировал идти в магистратуру, всё-таки надеялся найти работу и даже прошёл несколько интервью во время учёбы. Но начался коронавирус, и с работой не сложилось. Поэтому я решил, что глупо терять год, и поступил в магистратуру Империал-колледжа. Не хотел никуда уезжать из Лондона, а в Имперском колледже как раз хорошая бизнес-школа с сильными курсами по финансам.
До поступления я бывал там на презентациях и лекциях, общался со студентами, и мне очень понравилось, что бизнес-школа помогает с трудоустройством. А когда уже начал учится, оценил и программу, и уровень преподавания, и студенческий состав – всё было даже лучше, чем я ожидал.
Жаль только, что почти весь год, за исключением пары месяцев, мы учились онлайн. Конечно, с такими классными профессорами и интересными однокурсниками хотелось бы общаться вживую. В бизнес-школе Империал-колледжа учится много европейцев, мы как-то сразу нашли общий язык и пересечения планов и интересов. Могу сказать, что учёба там мне понравилась больше, несмотря на онлайн-формат.

- В магистратуре вы продолжили заниматься финансами? После LSE наверное было не так сложно поступить?

- Я поступил на специальность инвестиционный менеджмент. По сути, это было продолжение изученного в LSE, но в более расширенном и углублённом формате. Кроме того, было много модулей на выбор, например, можно было заниматься программированием.
У меня не было сомнений, что я поступлю в магистратуру Империал-колледжа. Всё-таки за плечами имелось базовое профильное образование из LSE. При подаче заявки надо было приложить мотивационное письмо и рекомендательные письма от преподавателей и пройти интервью, точнее, записать видеопрезентацию, ответив на предложенные вопросы.
Образование в бизнес-школе более практическое, предполагалось много групповых работ и проектов. Благодаря этому мне удалось поближе познакомиться со своими однокурсниками, пусть и виртуально. Впрочем, университет был открыт, когда я там учился (2020/21 учебный год – Прим. автора), можно было туда приходить и даже встречаться с другими студентами и преподавателями, главное не собираться группами.

- Несмотря на этот непростой год, вам удалось довольно быстро найти работу, ещё во время учёбы в магистратуре. Расскажите об этом.

- Сказать быстро, означает выдать желаемое за действительное. Моя нынешняя работа – это результат нескольких лет безрезультатных поисков. Я начал искать работу со второго года бакалавриата, каждый год подавал в 50 разных мест, суммарно наверное отправил резюме в 150 компаний, если не больше.
Причём это не просто подал документы и ждёшь результат: к резюме надо добавить сопроводительное письмо, если его примут – пройти всякие тесты, если и тут повезло – впереди серия интервью.
Можно брать количеством, но при этом надо понимать, куда ты отправляешь резюме: знать, что происходит в компании, чем придётся заниматься на той позиции, на которую ты претендуешь. Если дошёл до интервью, важно пообщаться с кем-то из этой компании, узнать о корпоративных особенностях. Потом будет, что сказать на собеседовании, показать свою заинтересованность - это очень ценится HR.
Сначала, я не принимал во внимание эти правила игры, считал их глупостью. Бизнес-школа помогла мне поменять точку зрения и по-настоящему подготовиться к работе. Вот здесь как раз тот самый нетворкинг, связи, сработал, в отличие от LSE.
Пройти интервью в Лондоне – это целое искусство, без практики ничего не получится, а практика нарабатывается только на личном опыте. Сначала страшно, нервы, стресс, и ты никому не нужен. Потом понимаешь, чего от тебя хотят, становишься более искренним, и ты становишься интересным работодателю.
Я нашёл работу во многом ещё и потому, что финансовый рынок оживился, потихоньку пошёл экономический подъём. К тому же полгода, параллельно с учёбой в магистратуре, я стажировался в хедж-фонде, это тоже помогло.

- Вам нравится ваша работа? Вы хотели бы заниматься ей и дальше?

- Несколько ближайших лет я хотел бы поработать в этой индустрии. Инвестиционный банкинг дает очень хорошую закалку и открывает много возможностей. Но в то же время это очень напряженная работа, где долго не задерживаются. Дальше я хочу строить карьеру в финансовой сфере, а вот где, пока ещё не знаю, не уверен что именно в Лондоне.

- Что вы можете посоветовать тем, кто только задумывается об учёбе за рубежом?

- Я бы посоветовал родителям не отправлять ребёнка в школу в раннем возрасте. Это может вызвать психологическую травму, такие примеры, к сожалению, есть. Мне кажется самым правильным поступать в старшие классы зарубежной школы, чтобы подготовиться в университет. В этом возрасте ребёнок уже сформировавшаяся личность, которая знает, чего хочет.
После российской школы поступить в топ-вуз за рубежом, в частности в Англии, очень сложно. Тогда уже лучше закончить университет в России, а потом подаваться в магистратуру за границей.
Что касается выбора вуза, то всё зависит от того, какая у вас финальная цель. Например, для успешной международной карьеры в финансовой сфере, важно, какой у тебя диплом, то есть какой университет ты закончил. Нужно найти баланс между интересующей тебя специальностью и общим рейтингом университета. Я бы не рекомендовал выбирать никому неизвестные вузы. Зачем учиться за рубежом, если это образование тебе ничего не даст? Кому нужен бесполезный опыт?

Другие статьи раздела:

Пишите
Пишите

ICEF Более подробную информацию вы можете получить
у сотрудников образовательной компании "Альбион"
по телефонам:
. +7 495 6509995,
. +7 495 6943600,
. +7 925 5052442

и при личной встрече в офисе по адресу: Москва, ул. Малая Дмитровка, дом 20, бизнес-центр "Дмитровка", 6-й этаж
или по адресу: Москва, Тверская 18, корп.1, офис 619 (здание редакции газеты "Известия").

.
. . .
Политика конфиденциальности © 2005-2021. Качественное образование за рубежом от компании "Альбион". All rights reserved.
Копирование материалов допускается исключительно по письменному разрешению компании "Альбион".
.

Поиск

Вопросы — ответы
Наши репетиторы
Подготовка
в топовые школы
UK, USA

Зимние каникулы