Образовательная компания «АЛЬБИОН». Консультанты по зарубежному образованию. С 1993 года.
Правильный выбор учебного заведения - это основа успеха в обучении за рубежом. Очевидно, что без помощи опытного консультанта в этом деле не обойтись. «Альбион» предлагает лучшее в обучении за рубежом.
(495) 694-3600, 694-3625, 694-3677, 650-0862
/ / / Выбрать школу – как собрать пазл (январь 2017)

Выбрать школу – как собрать пазл (январь 2017)

Статья опубликована на сайте ТАСС в рамках совместного проекта ТАСС и компании "Альбион" "Образование в России и за рубежом"

Мартин Стивен: "Выбирайте школу без парадного макияжа…."

Мартин Стивен – один из самых известных педагогов Великобритании, долгое время был директором самых престижных и успешных школ – лондонской St Paul’s, The Perse School в Кембридже и Manchester Grammar School. Более 2000 его учеников поступили в Оксфорд и Кембридж. В 2011 году он совершил мировое турне в поиске идеальной модели образования. Результатом изучения работы школ в разных уголках планеты стала недавно опубликованная книга Educating The More Able Student, посвященная обучению одаренных детей. А около двух лет назад он основал школу для детей со склонностью к математике и естественным наукам - The National Mathematics and Science College (NMSC).
Образовательная компания «Альбион» предоставила возможность журналисту Елене Коптеловой побеседовать с Мартином Стивеном и выяснить, как и где лучше всего учить школьника, чтобы обеспечить ему успешное будущее.

- Доктор Стивен, вы написали книгу, посвященную образованию одаренных детей, а недавно открыли школу NMSC, которая также рассчитана на талантливых молодых людей, как вы утверждаете, будущих мировых лидеров. Почему эта тема так важна для вас?

- Одаренные дети так же нуждаются в специальной заботе и специальных программах обучение, как и, скажем, дети с ограниченными возможностями. Многим это кажется странным, распространенное заблуждение - талантливые дети и так себе пробьют дорогу. В результате в большинстве стран вообще нет школ для способных детей, считается, что они просто не нужны.
Хотя есть и исключения. Приведу лишь три примера. Первый – это австралийская программа SHIP (ее еще называют IGNITE). Для одаренных детей открываются специальные классы внутри обычных школ, и они проходят отдельные предметы, к которым у них есть склонность, в расширенном объеме и в ином темпе, чем их сверстники. Другой пример – американский Robinson Center при Вашингтонском университете в Сиэтле. Этот центр показал, что даже маленькие дети могут осваивать учебный материал быстро, двигаясь, образно говоря, по “выделенной полосе” обучения. И это никоим образом не лишает их детства, не влияет негативно на психику, как думают некоторые.
И, наконец, третий пример – венгерская программа «Гений», в которую вовлечена вся страна. Ее преимущество в том, что общество участвует в поиске оптимальной модели образования ребенка и оценки его достижений.
Конечно, примеров гораздо больше, и мы все можем учиться друг у друга, скажем, весьма поучителен российский опыт математических спецшкол.
В Англии таких школ нет, и наш колледж в этом смысле уникален. Мы решили сконцентрироваться на преподавании математики, физики, химии и биологии, поскольку именно эти науки переживают кризис не только в Англии, но и по всему миру. Количество старшеклассников и студентов, выбирающих направление STEM (Science, Technology, Engineering and Maths) падает, а, между тем, именно они могли бы в будущем победить рак, использовать энергию термоядерного синтеза и остановить глобальное потепление. Мир как никогда нуждается в их таланте. Наша задача – найти и вырастить эти таланты.

- В своей книге вы говорите о том, что «структура английского среднего образования нуждается в радикальной реорганизации». Что пошло не так с обучением в знаменитых частных школах Великобритании?

- Я имел в виду не всю систему образования, а только ту ее часть, которая касается одаренных детей. Нам нужно изменить именно это – подходы к обучению способных школьников.
В Англии немало очень хороших школ, чьи выпускники поступают в топовые университеты мира. И это не только знаменитые частные школы-пансионы, такие как Eton, St Paul's, Winchester, Westminster или Wycombe Abbey. Но и ряд государственных школ, так называемых, grammar schools, и новые колледжи “шестой формы” (школы для старшеклассников, где в течение двух лет готовят к поступлению в университет – Прим. ред.), например, Hills Road Sixth Form College в Кембридже. Ни одна из них не является школой для одаренных детей в чистом виде, но все они селективны – отбирают способных учеников на основе их академических достижений.
По такому же принципу работает государственная школа The London Academy of Excellence, в создании которой я имел честь принимать участие. В этом году 20 ее выпускников получили приглашение в Оксбридж, на мой взгляд, потрясающий результат, если принять во внимание, что школе всего четыре года!

- Означает ли это, что британская система в целом не требует изменений?

- Я не знаю ни одной образовательной системы в мире, которая бы не требовала изменений. Посмотрите, как за последние годы соцсети и интернет поменяли наших детей. Это настоящая революция: они совершенно по-другому говорят, общаются между собой. И образование должно это учитывать: школы просто обязаны использовать в своей работе те же соцсети, новейшие технологии, мобильные приложения и т.д. И, кстати, Великобритания – одна из немногих стран, которая готова к изменениям и постоянно что-то реформирует в своей системе образования.

- Кстати, о текущих образовательных реформах в Великобритании. Как вы их оцениваете? Пока создается впечатление, что они малоэффективны: британские школьники снова “провалили” международный тест PISA, оценки на прошлогодних экзаменах GCSE ухудшились. По вашему мнению, еще слишком рано ожидать результата или стоит пересмотреть политику в области школьного образования?

- Я считаю, что образовательные реформы в Англии работают. Взять, к примеру, такой проект, как London Challenge. Он превратил столичные школы из самых худших в лучшие в стране. Или та же The London Academy of Excellence, которую я уже упоминал. Еще 10 лет назад такая школа была бы невозможна.
У нас в Британии существует общая база данных школ. В ней хранятся результаты экзаменов и другие школьные показатели. Так вот, если посмотреть эту базу за последние несколько лет, то станет очевидно, что в школьном образовании наметился сдвиг к лучшему. А оценки GCSE ухудшились лишь потому, что эти экзамены стали заметно сложнее. В любом случае для заметных преобразований требуется время.

(За последние два года британские школы и их выпускники столкнулись с более сложным, чем ожидали (и к чему готовились), уровнем экзаменов GCSE и A-levels, что, в частности, привело к многочисленным случаям отказов со стороны топовых школ в продолжении обучения тех учеников, чьи текущие результаты были оценены как «В» или ниже: школы вынуждены «с запасом» устанавливать планку сложности экзаменационных испытаний. – примечание «Альбиона»)

Но вместе с тем я вынужден признать, что образовательные реформы в Великобритании сталкиваются с той же проблемой, что и везде. Мы пытаемся играть в новую игру по старым правилам. Современные школьники получают большую часть фактической информации из интернета, им уже не надо, как раньше, полагаться в этом на школу. Соответственно, школы должны учить решать проблемы, а базовые знания дети могут приобрести и дома, за компьютером. Мы пока не готовы признать, что дом – это такое же учебное пространство, как школа, где родители выступают в роли учителей.

- А что вы скажете о месте Великобритании в последнем международном исследовании качества образования PISA, которое чуть выше среднего?

- Я не доверяю рейтингу PISA. Более того, считаю его вредным. Методика проведения теста и составления рейтинга неоднократно подверглась критике и дискредитировала себя в образовательной среде. Успех в PISA зависит исключительно от того, соответствует ли национальная школьная программа содержанию теста. Например, в Великобритании такого соответствия нет, в результате даже способные ученики могут ответить далеко не на все вопросы, просто потому что они это не проходили. Я также не исключаю, что в отдельных странах учеников специально готовят к сдаче этого теста. Возможна и подтасовка результатов, потому что должного контроля нет.
Скажу больше, я вообще противник рейтингов. Что они измеряют? Насколько умный ребенок? Но в школах, ежегодно занимающих первые места в рейтингах, большинство детей с высоким IQ, иначе в такую школу не попасть. Спрашивается, как с такими учениками не оказаться в первой пятерке? Рейтинги не оценивают прогресс ученика, чему школа научила ребенка, насколько его уровень вырос за время учебы, другими словами все то, что в английском языке называется value added. Пожалуй, единственный их плюс – прозрачность и деятельности школы, и ее результатов. Но эти результаты должны оцениваться в контексте конкретной школы.

- Другими словами, успех отдельных стран, таких как Сингапур, Китай, Канада, в рейтинге PISA, не стоит принимать во внимание и у них нечему поучиться?

- Хотя, повторюсь, я не верю в PISA, все же нельзя игнорировать тот факт, что, например, в Канаде профессия учителя в большом почете, и этим, в частности, объясняется успех канадского образования. Образование может выжить при плохой инфраструктуре, плохом климате или плохом правительстве. Но с плохими учителями ему не выжить.
Что касается азиатских стран, то это совершенно другая культура, которую сложно и незачем копировать. Конечно, там есть отличные школы, достойные подражания, например, The Raffles Institution в Сигапуре или Confucius International Schools в Китае. Но в целом азиатские школьники берут упорством и трудолюбием, для них совершенно нормально учиться целый день – сначала в школе, потом с репетитором, потом дома. Другой вопрос, что детей в Юго-Восточной Азии не учат работать самостоятельно, из-за этого треть студентов там не заканчивает вуз.
Или вот другой момент: бытует мнение, что уровень знаний и подготовки азиатских школьников по базовым предметам гораздо выше, чем у их английских сверстников. Это так, но в то же время им не хватает креативности и фантазии. Лучше всего это выражено в мнении, которое мне не раз приходилось слышать в странах Азии: «Наши студенты могут собрать iPad, но не могут его создать». Конечно, и у нас есть свои крайности. Правда – где-то посередине, на пересечении базовых знаний и креативности.

- В своей книге вы упомянули, что в Англии есть все предпосылки для создания лучшей программы для одаренных детей? Что это за программа и как она могла бы реализовываться?

- Как я уже сказал, сейчас роль таких спецшкол в Великобритании выполняют в основном лучшие частные школы, в том числе школы-пансионы, а также некоторое количество государственных селективных школ. По большому счету нет необходимости открывать отдельные учебные заведения для талантливых детей, достаточно создать специальные отделения внутри существующих школ, обязательно - в сотрудничестве с университетами. Наше преимущество в том, что хорошие университеты рассредоточены по всей стране, и при желании любая школа может найти себе партнерский вуз. Смысл в том, чтобы дать способному ребенку возможность раскрыться и с помощью университета заняться тем, что ему интересно вне рамок школьной программы.
Подростки не хотят быть умнее других и выделяться среди одноклассников. Их нельзя заставить учиться по особой программе, их надо заинтересовать. Предложить сделать проект по теме, которая их увлекает. Найдите их страсть, и все пойдет легко. Вдохновите их, и они сделают всю работу за вас. Дети должны учиться с удовольствием, и моя мечта – чтоб стало как можно больше школ, в которых ученики счастливы.

- Ваша школа – такая?

- Преимущество NMSC – выдающиеся учителя. В отличие от других школ, нам проще было найти хороших преподавателей по математике и естественно-научным дисциплинам, потому что это наша специализация. У нас они могут работать с полной отдачей. И что не менее важно, у нас они объединены общими интересами с учениками. Вы бы видели, какие удивительные вещи случаются на уроках, когда все занимаются любимым делом. Уровень восторга и энтузиазма зашкаливает! В дальнейшем мы планируем привлекать к преподаванию также аспирантов и молодых ученых. Вообще отношения учителя и ученика в Великобритании иные, чем в других странах - более близкие и более личные. В основе английского образования лежит забота о ребенке.
Еще один плюс хороших британских школ в целом и нашей в частности - акцент на том, что происходит за пределами класса, то есть на внеклассных занятиях. Во многих странах учитель приходит на урок, проводит его и уходит домой. Когда я был учителем, я ходил с моими учениками на спортивные соревнования, водил их в походы, ездил с ними в театр, и таким образом я узнавал их лучше, и это помогало мне учить их лучше.
В нашей школе немало занятий, которых нет у других. Например, у нас работает Парламентский клуб, который позволяет ученикам посещать заседания британского парламента, общаться с членами правительства, видеть работу политиков изнутри. Занятия по музыке и драме у нас ведут настоящие профессионалы из таких театральных и музыкальных организаций, как Birmingham Philharmonic Orchestra, The Royal Shakespeare Company, Belgrade Theatre, Coventry. И это лишь несколько примеров.
Внешкольные занятия очень важны не только сами по себе, но и для будущей учебы в университете. Вуз боится получить инфантильного студента, неспособного управлять своим временем, и как следствие – успешно закончить курс. Поэтому приемная комиссия смотрит не только на оценки по профильным предметам, но и на то, чем занимался абитуриент в школе. Если у него получилось хорошо учиться, одновременно посещая, например, несколько кружков, то, скорее всего, он может себя организовать.

- Что, кроме этого, требуется для успешного поступления в престижный британский университет?

- Прежде всего выбирайте “свой” университет. Посмотрите, что предлагает тот или иной вуз, и решите, что вам больше подходит. Затем изучите, что выбранный университет больше всего ценит в абитуриентах и что, наоборот, не хочет видеть у своих студентов. Заполните заявку с помощью специалиста в этом деле. То же самое касается интервью. Доведите до совершенства свой английский. И постарайтесь убедить университет, что вы будете хорошим студентом, хотя теперь ни родители, ни учителя не будут вас заставлять учиться. Для университета очень важно, чтобы студент закончил курс и получил диплом. Иначе ему грозят немалые штрафы. И, наконец, попав в университет, старайтесь проводить как можно больше времени с единомышленниками, с теми, с кем вам будет полезно и интересно. Не тратьте время на ерунду.

- Что вы можете порекомендовать российским родителям, отправляющим своих детей на учебу в Англию? Как избежать разочарований?

- Я бы посоветовал родителям внимательно изучать успехи школы и в то же время реально оценивать, на что способен ребенок. Единственный стоящий рейтинг школ (с учетом всех сегодняшних оговорок– примечание «Альбиона») публикуется ежегодно в ноябре в газете The Sunday Times. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок поступил в Гарвард, Принстон, Йель, Оксфорд или Кембридж и у него есть способности, выбирайте школу из топ-50. Если ваша цель – университет, входящий в Russell Group, можно рассматривать школы из первой сотни. И отправляйтесь в школу как можно раньше! Обратите внимание, помогает ли школа с английским (есть ли у нее дополнительные занятия языком для иностранцев). А вот какая программа предлагается - A-level или IB, не так важно: и та, и другая готовит в университет.
Если это школа-пансион, познакомьтесь с управляющим пансионом. Если он вам не нравится, не отдавайте туда ребенка. Избегайте школ, которые размещают иностранных детей в пансионах, в которых местные школьники отказываются жить.
Но все же главный совет – обязательно посетите школу и делайте выбор сердцем, а не головой. Из личного опыта могу сказать, так вы не ошибетесь. Вы как родители знаете своего ребенка лучше, чем даже он себя сам. И когда вы приезжаете в школу, бессознательно отмечаете разные плюсы и минусы. Именно это и имеет значение. Выбрать школу – как собрать сложный пазл: ваш ребенок - одна его часть, школа - другая.
Посмотрите столько школ, сколько сможете. Хотя снова из своего опыта могу сказать, что больше пяти – это уже перебор. Ни в коем случае не выбирайте школу по картинкам и рекламе. Из всего можно сделать конфетку, даже из самой ужасной школы. Сегодня многие учебные заведения во главу угла ставят бизнес, продажи, то есть привлечение любым способом иностранных учеников. И им зачастую не обойтись без «парадного макияжа».

 

Другие статьи раздела:

Пишите

ICEF Более подробную информацию вы можете получить
у сотрудников образовательной компании "Альбион"
по телефонам:
(495) 694 3677
(495) 694 3600
(495) 694 3625
(495) 650 0862
(495) 650-4812
(495) 650-9995
(495) 505 2442 (дежурный)

и при личной встрече в офисе по адресу: Москва, ул. Малая Дмитровка, дом 20, бизнес-центр "Дмитровка", 6-й этаж
или по адресу: Москва, Тверская 18, корп.1, офис 614 (здание редакции газеты "Известия").

Политика конфиденциальности © 2005-2017. Качественное образование за рубежом от компании "Альбион". All rights reserved.
Копирование материалов допускается исключительно по письменному разрешению компании "Альбион".

Поиск

Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы за границей Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы за границей
Вопросы — ответы

Обучение в России или за рубежом?

Подготовка к экзаменам


От
наших
экспертов