Образовательная компания «АЛЬБИОН». Консультанты по зарубежному образованию. С 1993 года.
Правильный выбор учебного заведения - это основа успеха в обучении за рубежом. Очевидно, что без помощи опытного консультанта в этом деле не обойтись. «Альбион» предлагает лучшее в обучении за рубежом.
(495) 694-3600, 694-3625, 694-3677, 650-0862
/ / / Реалии "Глобального образования", или чему учит чужой опыт (2015)

Реалии "Глобального образования", или чему учит чужой опыт (2015)

Автор: Елена Коптелова

Смогут ли полторы тысячи молодых людей, получивших образование в лучших зарубежных университетах за государственный счет, совершить технологический прорыв в российской экономике?

Программа «Глобальное образование», о которой эксперты подробно рассказывали в публикациях на площадке ТАСС, заработала с конца прошлого года. Победители первого конкурсного отбора – семь человек – уже учатся за границей и, что называется, на личном опыте могут оценить все плюсы и минусы программы (cм. интервью стипендиатов далее). Еще несколько десятков магистров и аспирантов начнут осваивать грант в сентябре этого года. Задача у программы предельно простая и ясная – создать инновационный кадровый резерв для российской экономики. Для этого полторы тысячи молодых россиян отправляются за государственный счет в магистратуры и аспирантуры лучших зарубежных университетов. Государство же определяет приоритетные для себя специальности, понятно, что речь идет о высокотехнологичных и инновационных областях, в которых у нас, в силу разных причин, есть отставание.

Не изобретая велосипед

Подобный опыт не нов, как в российской истории, так и зарубежной. Первый успешный пример относится еще ко временам Петра I: тогда на учебу за границу было отправлено более 1000 человек, большинство из которых обучалось морскому делу и сыграло значительную роль в создании российского флота. Но не только. Почти каждое начинание Петра предварялось подготовкой специалистов за границей. Коллегиальная реформа потребовала хорошо подготовленных чиновников, выход к Балтийскому морю и стремление развивать внешнюю торговлю – грамотных коммерсантов, «культурная революция» - архитекторов и живописцев. Петровские студенты учились по всей Европе – не только в Голландии, но и Германии, Англии, Франции и Италии. Не все они отправлялись за счет казны, но без преувеличения можно сказать, что это был первый пример государственной программы подготовки кадров за границей.
Эта практика продолжилась при Екатерине II, причем приобрела новые черты, одна из которых стала основополагающей для всех последующих образовательных стипендиальных программ: претендовать на заграничное обучение за счет государства могли только лучшие из лучших, в частности, медалисты Петербургского кадетского корпуса.
В последующем образовательные поездки за рубеж стали не только частью дворянского образования, но и представляли собой сознательную попытку хотя бы отчасти вырастить российскую смену для «импортируемой» европейской (главным образом, немецкой) науки. В эпоху великих реформ в России появился институт заграничных профессорских стипендиатов, которые по представлению своих научных руководителей отправлялись в европейские университеты на деньги Министерства просвещения. Во многом благодаря им потом создавалась и развивалась российская система фундаментального университетского образования.
Впрочем, у нас есть и более свежие примеры. Так, с 1998 года реализуется президентская программа подготовки управленческих кадров, в рамках которой ежегодно обучение проходят до 5000 специалистов. И хотя программа предусматривает в том числе и учебу за рубежом, большинство ее участников все же за пределы России не выезжает, поступая в лучшем случае на программы двойных дипломов или проходя стажировку в международных и зарубежных компаниях. Программа финансируется из трех источников: треть берет на себя государственный бюджет, треть – региональный, еще треть – либо сам студент, либо его работодатель.
Аналогичная «Глобальному образованию» программа уже почти десять лет работает в Татарстане. Она называется «Алгарыш» и тоже предусматривает полную оплату обучения за рубежом прошедших конкурсный отбор студентов. Деньги идут из местного бюджета, и главное условие участия, как и в «Глобальном образовании», - возвращение домой и трехгодичная отработка по полученной специальности. На данный момент число участников этой программы перевалило за 2 тыс.

Капля камень точит?

И все же, не умаляя значения «Глобального образования», возникает вопрос: принесет ли эта инициатива ожидаемые результаты, если западный диплом получит всего полторы тысячи человек? В масштабах страны с населением почти в 150 млн эта цифра выглядит каплей в океане. Возьмут ли выпускников сразу на серьезные позиции, доверят ли руководство новыми направлениями, позволят ли модернизировать существующую систему и создавать новые научные школы, даже если сами они к этому стремятся (см. прямую речь ниже)? Пока вопросов больше, чем ответов.
Стоит отметить, что программа «Глобальное образование» утверждалась несколько лет и ее первоначальная версия несколько отличалась от той, какой мы ее знаем сейчас. С инициативой в свое время выступили дискуссионный клуб «Экономика и политика» и «Клуб выпускников Гарвардского университета», ссылаясь на опыт стран с развивающейся экономикой. Все эти страны (например, Китай, Бразилия, Сингапур, Казахстан и др.) в свое время столкнулись с дефицитом кадров для инновационных областей экономики и грамотных управленцев и были вынуждены инвестировать в их подготовку за рубежом.
В Китае похожая программа была запущена еще в 1978 году «отцом китайских реформ» Дэн Сяопином. За это время в зарубежных университетах отучилось около 1,3 млн китайцев, и что интересно, лишь треть из них вернулась домой. Среди «возвращенцев» было немало тех, кто отработав несколько лет за границей и приехав в Китай с уникальным опытом и наработками, сразу же занимал высокие чиновничьи посты (сейчас 15% высших чиновников КНР имеют западный диплом). Значительное количество китайцев также целенаправленно ехало в лучшие исследовательские университеты мира за степенью PhD – благодаря во многом их усилиям китайские вузы с каждым годом все выше поднимаются в мировых рейтингах, составляя реальную конкуренцию англо-американским грандам.
Инициаторы программы «Глобальное образование» предлагали пойти по китайскому пути, не обязывая выпускников сразу же возвращаться для отработки домой, включив в список приоритетных специальностей госслужбу и заложив более внушительную квоту участников. Но чиновники и госуправленцы с западным дипломом нам оказались не нужны. В Министерстве образования посчитали, что куда более полезны будут специалисты для сфер реального производства и оказания услуг. Также не нашла поддержку идея и свободного выбора места работы по завершению учебы.
Некоторые эксперты считают это главным недостатком программы, мотивируя свою точку зрения тем, что опыт работы за рубежом по полученной специальности может быть даже более ценным, чем само образование. Такого мнения, например, придерживается директор авторитетной образовательной компании «Альбион» Валентин Щукин, полагая, что сама по себе заграничная магистратура – это не лавка чудес. Уникальным специалистом человек становится в процессе работы и общения с коллегами, только используя и пополняя полученные знания на практике. И такой опыт тоже стоило бы получить там, где технологии и производство ушли далеко вперед.
Кстати, по мнению опрошенных нами студентов-победителей первого конкурсного отбора, именно необходимость отработки в обозначенных программой компаниях останавливает многих потенциальных кандидатов. Так, Елена Мухина, получившая грант на обучение в аспирантуре Королевского технологического института Стокгольма, утверждает, что некоторые ее знакомые отказались от участия в программе именно из-за этого пункта, не найдя в списке работодателей интересующих их компаний. Согласен с этим и Альберт Нургалиев, который благодаря гранту учится в магистратуре американского университета Карнеги-Меллон. По его словам, он предпочел бы выбирать работодателя сам, а не быть привязанным к ограниченному списку компаний-партнеров программы. При этом все в один голос утверждают, что оставаться за границей не собираются. «Мне кажется, у нас больше возможностей, - говорит студентка британского университета Саутгемптона Мария Свищева. - В Великобритании мне бы пришлось встраиваться в устоявшуюся систему и бороться за место под солнцем, в России же с тем же дипломом ты - уникальный профессионал».

Опыт ближний и дальний

И все же опасность того, что проработав за границей, кто-то там так и останется, конечно, есть. Даже в благополучную Исландию, отправляющую ежегодно тысячи своих студентов на учебу в США, возвращаются далеко не все, хотя и подавляющее большинство (90%). Но разработчики российской программы вряд ли ориентировались на Исландию. Скорее всего, перед глазами был более близкий и понятный опыт Казахстана, где программа государственных стипендий для обучения за рубежом внедряется с начала 90-х. Эксперимент первых лет оказался не очень удачным: часть студентов отчислили, а многие из доучившихся на родину не вернулись. В связи с чем программу пришлось ужесточить, снабдив ее обязательствами, которых не было вначале: родителей стипендиатов теперь заставляют подписать договор о залоге недвижимости, который будет аннулирован только после того, как выпускники отработают в Казахстане не менее пяти лет. За десять лет, что существует программа, было выдано около 9 тыс. стипендий. По мнению экспертов, отдача от программы начала ощущаться в последние годы, когда накопилась определенная критическая масса специалистов и управленцев (в том числе, кстати, и чиновников) нового формата.
Но, пожалуй, еще более продуманной можно считать бразильскую программу «Наука без границ». Нынешний ее вариант работает с 2012 года, но стоит отметить, что ранее, в 60-70-х годах правительство страны уже отправляло учиться за рубеж специалистов в области добычи нефти, сельского хозяйства и авиастроения. Результат, как говорится, на лицо: во всех этих сферах Бразилия занимает ведущие позиции в мире. Сейчас же акцент сделан на биотехнологии, океанологию и топливную инженерию. За три года планируется подготовить по этим направлениям за границей 100 тыс. человек (у нас за тот же период цифра почти в сто (!) раз меньше). Стоимость программы – $1,65 млрд, финансирование идет на две трети из государственного бюджета и на треть на средства корпораций.
В рамках «Науки без границ» 20 тыс. бразильских студентов принимают университеты США, остальные едут в Европу. Принимающие страны с энтузиазмом восприняли бразильский проект, считая, что его участники станут мостом для взаимовыгодного сотрудничества с Бразилией в будущем.
Впрочем, стоит отметит, что не меньший энтузиазм зарубежные партнеры высказывают и по поводу российской программы «Глобальное образование», даже несмотря на то что она только началась, и многие западные университеты пока знают о ней понаслышке. Так, проректор по международным делам Эдинбургского университета Джеймс Смит очень сожалеет, что у них пока нет ни одного студента с грантом «Глобального образования» и очень надеется, что они появятся в ближайшее время. «Мы заинтересованы в расширении сотрудничества с Россией и готовы поделиться тем, в чем мы сильны, а это прежде всего медицина, биотехнологии, социальные науки», - заявляет г-н Смит. Проректор Женевского университета, также участника программы, Ив Флюкигер напомнил, что в Женеве сосредоточены штаб-квартиры крупнейших международных организаций и транснациональных компаний, поэтому международное сотрудничество – один из приоритетов университета. «Для талантливых российских студентов в Швейцарии открывается масса возможностей, - говорит он, - участие в международных научных и производственных проектах – а это обязательная часть обучения – дает старт для дальнейшего развития и способствует лучшему взаимопониманию, в чем все мы нуждаемся, возможно, даже больше».
Пока по программе «Глобальное образование» получили грант 24 человека, семеро из них уже учатся за рубежом. До середины июля продолжается третий конкурсный отбор, запланирован еще и четвертый. Насколько тяжело получить грант, с какими сложностями приходится столкнуться в процессе отбора и во время учебы, на что хватает полученных денег и действительно ли программа рассчитана на простых студентов без «блата», на все эти вопросы отвечают победители первого конкурсного отбора конца 2014 года.

Татьяна Эрлих, магистерская программа по медицине, Амстердамский свободный университет, Нидерланды

«К моменту подачи заявки на грант «Глобальное образование» я уже отучилась три года в Амстердамском университетском колледже и получила степень бакалавра по специальности биомедицина. Дальше решила заниматься клинической медициной, и как раз в это время в Свободном университете Амстердама открылась магистерская программа по этому направлению. Как я туда поступила, до сих пор удивляюсь: экзамены надо было сдавать на голландском (а вся моя предыдущая учеба шла на английском языке, и голландский я начала учить лишь на последнем курсе колледжа), к тому же, конкурс был очень высокий.
Тем не менее, меня приняли, но встал вопрос, как платить за учебу. Выбранная мной программа оказалась далеко не дешевой – 15 тыс. евро в год. Мы с родителями стали искать варианты грантов и стипендий в самой Голландии. Но однажды случайно услышали по телевизору о программе «Глобальное образование», которую планировали запустить в России, и я без раздумий решила в ней участвовать. Однако старт «Глобального образования» затягивался, а я уже начала учиться… Мне повезло, что моя учебная программа состояла из двух частей – годичного подготовительного курса pre-master, оплатить который я могла сама, и собственно трехгодичной магистратуры, денег на которую не было. В общем, все сложилось удачно: в конце 2014 года заработал сайт программы «Глобальное образование», и я сразу же подала заявку. Никаких сложностей с этим не возникло – все документы у меня были в порядке и я получила подробную инструкцию от организаторов, что и как делать. Поверьте, никаких невыполнимых условий для участия в программе нет, и бюрократия сведена к минимуму. Не стоит бояться и заранее думать о провале, в любом случае стоит хотя бы попробовать.
Многие считают, что cуммы гранта не хватит на все расходы по обучению за рубежом, и поэтому даже не пытаются его получить. Но это сильно зависит от того, какую страну и какой университет вы выбираете. По моему мнению, самое дорогое образование не обязательно самое лучшее. Например, я подавала заявку не только в магистратуру Свободного университета Амстердама, но и в Оксфорд, и меня приняли на отделение клинической эмбриологии. Эта программа стоила 30 тыс. фунтов, и, в принципе, грант покрывал эту стоимость. Но я все равно выбрала Амстердам. Здесь какой-то особый градус свободы, толерантности, дружелюбия. Иностранцы не чувствуют себя чужаками, приезжими, при желании они быстро интегрируются в голландскую жизнь. А само образование очень прагматично: все основано на исследовательской деятельности, студенты с первого курса вовлечены в научный процесс и проектную работу.
Во многих учебных заведениях преподавание идет на английском языке, международные компании тоже используют этот язык в качестве рабочего. К тому же, по законам Нидерландов, иностранный выпускник может остаться в стране на год для поиска работы. Если он ее находит, то это уже забота компании обеспечить его легальное пребывание в Голландии.
Честно говоря, поначалу я тоже планировала воспользоваться этой возможностью, прежде всего потому что плохо представляла, что делать в России с европейским медицинским дипломом. Но теперь я думаю, что с зарубежным образованием не останусь без работы дома. У участников программы «Глобальное образование» есть выбор: можно трудоустроиться в компании-партнеры программы, а можно найти работу самому и предложить работодателю заключить договор с «Глобальным образованием». Мне пока до этого далеко, но я вижу себя не врачом, а, скорее, управленцем или исследователем в области здравоохранения. Мне хотелось бы способствовать модернизации российской медицины».

Елена Мухина, аспирантура по энергетике, Королевский технологический институт, Швеция

«О программе «Глобальное образование» я узнала на последнем курсе университета. Я всегда хотела продолжить образование за рубежом, но не могла себе этого позволить, и вот появился шанс.
Я закончила университет нефти и газа (РГУНГ) и меня интересовала тема безопасных технологий нефтегазодобычи и использования альтернативных источников энергии. Программа PhD по специальности «Технологии энергетики» Королевского технологического института (KTH) в Стокгольме показалась мне тем, что я искала.
Для поступления в аспирантуру надо было продемонстрировать все уже имеющиеся заслуги - предыдущее образование, оценки, публикации, предоставить рекомендации и план будущей диссертации. Естественно, как и везде, бюрократический аспект, растягивающий процесс поступления, присутствует, в том числе и с визой. Но эти моменты в итоге не оказываются препятствием, если точно соблюдать инструкции.
К началу приема заявок на программу «Глобальное образование» я уже год училась в KTH. Думаю, это тоже повлияло на решение в мою пользу. Мне дали грант, который покрыл полную стоимость обучения (4 года до защиты докторской степени) и частично сопутствующие расходы. По правилам программы, каждый кандидат должен составить смету расходов и приложить к заявке. Но сложно точно рассчитать, во сколько обойдутся, например, перелет и проживание. А конференции, посещение которых входит в обязательную программу обучения аспиранта, приходится оплачивать самостоятельно. Но в любом случае грант – это весомая денежная помощь, позволяющая сосредоточиться именно на учебе и забыть о нехватке средств. По моему мнению, именно простому студенту этот грант может помочь осуществить свои заветные цели и поступить в тот университет, где лучше всего учат по выбранному предмету.
Когда я ехала в Швецию, не знала об институте практически ничего, кроме того, что вычитала на сайте. Но реальность даже превзошла мои ожидания: большой и удобный кампус, все понятно и просто организовано, все вопросы решаются быстро и оперативно с помощью специальной электронной системы, доступ к которой получаешь при поступлении. Этот номер является также пропуском во многие шведские студенческие организации.
Подход к обучению принципиально отличается от российского, и, пожалуй, самая заметная разница - в отношениях преподавателя и студента. Это отношения не учителя и ученика, а коллег. Каждый преподаватель строит свой курс так, как он считает нужным, на занятиях больше дискуссий и контакта со студентами. Это колоссально упрощает восприятие информации, поскольку активно задействуется не только память, но и ассоциативное и логическое мышление.
Но главным отличием является сама идея обучения. За рубежом университетское образование – это осознанный выбор взрослого человека, который несет ответственность за себя. В России же это некий обязательный пункт периода взросления. Российским студентам, за некоторым исключением, свойственен инфантилизм и отсутствие понимания ценности обучения.
После защиты диссертации я планирую заниматься наукой в стенах своего университета, где и работала до поступления в аспирантуру KTH. В этом смысле мне повезло: мои карьерные планы не вступили в противоречие с условиями «Глобального образования». Однако некоторые мои знакомые отказались от участия в программе именно из-за этого пункта, и в частности, из-за отсутствия интересующих их компаний в списке работодателей».

Альберт Нургалиев, магистратура по информационным технологиям, университет Карнеги-Меллон, США

«Программа «Глобальное образование» возникла в моей жизни благодаря обвалу рубля в конце 2014 года. К тому моменту я уже учился в магистратуре американского университета Карнеги-Меллон, но по другому гранту. Расскажу все по порядку.
У нас под Казанью строится город-спутник Иннополис, а в нем есть университет с тем же названием. Этот университет ежегодно проводит конкурсный отбор, победители которого едут на учебу в американский Carnegie Mellon University. Таким образом университет готовит высококвалифицированные кадры для технопарка Иннополис. Мне очень понравилась идея жизни в городе будущего – без пробок, с инновационной инфраструктурой, молодым населением. В общем, я собрал документы, сдал экзамен по английскому, прошел два отборочных туда и стал финалистом. А в августе 2014 года уже прибыл в Питтсбург и начал учиться в магистратуре по программе Software Engineering (разработка программного обеспечения). Замечу, что это была не первая моя поездка в Штаты. До этого я закончил двухгодичную магистратуру в Рочестерском технологическом институте (штат Нью-Йорк, г. Рочестер) по гранту правительства Республики Татарстан «Алгарыш».
Так вот, когда рубль упал, гранта университета Иннополис стало недостаточно для покрытия всех расходов на обучение в Карнеги-Меллон, и тут-то и возникло «Глобальное образование». Программа только что открылась, все документы у меня уже были, поэтому я быстро прошел этап регистрации, и где-то через пару месяцев уже получил положительный ответ. Суммы гранта по программе «Глобальное образование» хватило ровно на то, чтобы оплатить второй семестр в Карнеги-Меллон. Все остальное – стипендию, проживание, как и оплату первого семестра – берет на себя университет Иннополис.
Университет Карнеги-Меллон - один из лучших в области информационных технологий, и здесь не получается расслабиться даже по выходным. Хотя из предыдущего опыта я уже представлял, что меня ждет в американском университете. Это прежде всего проектно-ориентированное обучение (дается тема проекта, который ты вместе с группой сокурсников реализуешь в течение семестра), достаточно равномерное распределение учебной нагрузки – на мой взгляд, это преимущество по сравнению с нашей системой обучения.
Могу сказать, что все русские студенты, которые учатся со мной в Карнеги-Меллон, хорошо подготовлены и достаточно легко справляются с учебой. Не знаю, заслуга ли это нашего образования, или связано исключительно с тем, что все ребята прошли конкурсный отбор, то есть по определению лучшие.
Еще одно преимущество здешних вузов - в организации ярмарок вакансий: работодатели приезжают и беседуют со студентами, таким образом многие находят работу еще во время учебы. Также организуются стажировки, которые в дальнейшем могут перерасти в трудоустройство.
В моем случае с работой все понятно – я возвращаюсь в Иннополис, где меня уже ждут и предлагают хорошие условия. Но все равно, если бы была такая возможность, я бы предпочел выбирать работодателя сам, а не быть привязанным к ограниченному списку компаний-партнеров программы.
Но тем не менее, если вы задумываетесь об учебе за рубежом, программа «Глобальное образование» может помочь вам осуществить мечту. Советую не бояться неизвестности, серьезно заняться языком и сдать сертификационные экзамены – это самое главное, что может повлиять на поступление в иностранный вуз».

Марина Свищева, магистратура по управлению в сфере образования, университет Саутгемптона, Великобритания

«Я всегда хотела учиться только в Англии. Но после школы поступила в Московскую академию ветеринарной медицина и биотехнологий. Со второго курса начала подрабатывать, участвуя в программе «Ты – предприниматель», и все для того, чтобы позволить себе летом поехать на курсы английского в Великобританию. В одну из этих поездок я побывала в университете Саутгемптона, он мне очень понравился, к тому же выяснилось, что он не последний в рейтингах. Меня заинтересовала магистерская программа «Управление в сфере образования». В декабре 2013 года я подала документы на нее и поступила. Тогда еще о «Глобальном образовании» я ничего знала, и стала думать, как же мне заплатить за учебу.
В начале 2014 года я увидела анонс программы на фейсбуке. Но прошло еще немало месяцев, прежде чем она наконец открылась. Для меня самым трудным оказалось ожидание. Все необходимые для участия в «Глобальном образовании» документы я подготовила задолго до начала их приема. Их список стандартный, как например, при трудоустройстве, плюс требуется официальное письмо от университета о зачислении (предложении места). Копии всех документов в электронном виде можно загрузить через личный кабинет на сайте программы, а если становишься победителем, тогда уже нужны оригиналы.
На мой взгляд, собрать и подать документы – совсем не проблема. Основная конкурентная борьба разворачивается за место в электронной очереди. Место определяется временем подачи заявки. Например, в моем случае прием заявок открылся 20 октября в 00.00, я сразу же начала заполнять формы, на что у меня ушло минут тридцать, в результате я была шестая. Дальше идет оценка заявок, во внимание принимаются три фактора – есть ли у тебя опыт работы, публиковался ли в международных научных изданиях и учишься ли уже в зарубежном университете. У каждого из этих критериев свой коэффициент, дающий дополнительные очки и влияющий на место в очереди. Больше всего «весит» последний критерий.
Мне повезло и я получила грант. К сожалению, именно в тот момент рубль сильно упал, и выделенных денег едва хватило на оплату обучения. Но надо учитывать, что это Великобритания. Для учебы в хорошем вузе Германии или Франции этих денег больше, чем достаточно, в этих странах грант покрывает все расходы. В программе участвуют только лучшие университеты из каждой страны, и куда бы ты ни поехал, в любом случае не прогадаешь.
После одобрения твоей кандидатуры, деньги сразу же переводятся на твой счет (или счет университета, если так удобнее). По сути, ты можешь сам решать, как ими распорядиться – потратить все на оплату обучения (как в моем случае) или заплатить за жилье и оставить на жизнь. Но, конечно, за все расходы надо отчитаться перед организаторами.
Нынешний размер гранта – это, пожалуй, единственный минус программы. Топ-университеты Америки и Великобритании по этой причине для нас закрыты. Я пока не знаю, как все будет с работой, это еще впереди, хотя уже сейчас начинаю контактировать с потенциальными работодателями.
Необходимость вернуться домой меня не смущает, несмотря на то что я так мечтала об Англии. Мне кажется, что у нас больше возможностей. Здесь мне бы пришлось встраиваться в устоявшуюся систему, а дома можно эту систему создавать и развивать. В Великобританию ежегодно приезжают тысячи и тысячи студентов из разных стран, зачастую лучшие из лучших, и здесь еще надо побороться за место под солнцем. В России же – с тем же опытом и образованием – ты уникальный профессионал. К тому же, британское иммиграционное законодательство в последнее время ужесточается, и теперь иностранный выпускник вуза можно задержаться всего на 4 месяца, если за это время не находишь работу – до свидания. Я надеюсь, что смогу применить полученные знания на практике и внести свой вклад в реформирование российской системы образования, например, создав новую кафедру, школу или программу».

Валентина Ткаченко, магистратура по архитектуре, Миланский политехнический институт, Италия

«В Италии я оказалась только благодаря программе «Глобальное образование». Я узнала о планируемом запуске программы в интернете и сразу же стала искать учебное заведение за рубежом. Мне хотелось получить международное образование и опыт в области архитектуры, и Миланский политехнический институт (Politecnico di Milano) показался идеальным местом для этого. Ведь из его стен вышло немало известных архитекторов и дизайнеров.
Самым сложным во всем процессе оказался сбор документов для поступления в институт. Я не до конца была уверена, какие документы надо готовить, потому что практически все зависело от требований итальянского консульства, а не самого университета. И хоть у меня и есть друзья, которые учились за рубежом, их опыт мне не очень пригодился… Но зато пройдя все эти перипетии и поступив в Politecnico di Milano, никаких дополнительных документов для программы «Глобальное образование» мне не понадобилось. Я просто загрузила их на сайте и стала ждать ответа.
Мой грант покрывает все расходы на обучение. Очень удобно, что бюджет разделяется на оплату обучения и прочие расходы студента – проживание, транспорт и т.д. Если не жить на широкую ногу, то в Италии этих денег вполне хватает. И это ответ на вопрос, может ли самый обычный студент из среднестатистической российской семьи позволить себе участие в программе.
В Милан я приехала только в марте этого года. Поразило, как в институте все удобно и продуманно организовано. Перед началом семестра нам подробно рассказали, как все устроено, познакомили друг с другом и преподавательским составом, поэтому вхождение в новую среду прошло гладко. Конечно, учебный процесс и сами программы по архитектуре очень сильно отличаются от привычных мне. Здесь делается большой упор на анализ, проектную работу и практикуется поэтапный подход в обучении. Я стараюсь работать в группе со студентами из разных стран, чтобы понять их видение архитектуры. Мне интересно узнать о новых технологиях в конструировании и сооружении зданий и заниматься архитектурой будущего – устойчивой, экономичной, экологичной и практичной. Конечно, хорошо было бы еще, помимо теории, получить практический опыт – поработать в той же Италии или еще где-то в Европе. Но по условиям программы, я сразу же по окончании учебы должна вернуться домой и работать в российской компании. На данный момент в списке, предлагаемом программой, нет ни одного работодателя по моему направлению. Но мне позволили найти работу самостоятельно. И это обнадеживает, поскольку я знаю, у кого хотела бы работать. Осталось только получить диплом, который, надеюсь, поможет мне туда трудоустроиться».

Другие статьи раздела:

Пишите

ICEF Более подробную информацию вы можете получить
у сотрудников образовательной компании "Альбион"
по телефонам:
(495) 694 3677
(495) 694 3600
(495) 694 3625
(495) 650 0862
(495) 650-4812
(495) 650-9995
(495) 505 2442 (дежурный)

и при личной встрече в офисе по адресу: Москва, ул. Малая Дмитровка, дом 20, бизнес-центр "Дмитровка", 6-й этаж
или по адресу: Москва, Тверская 18, корп.1, офис 614 (здание редакции газеты "Известия").

Политика конфиденциальности © 2005-2017. Качественное образование за рубежом от компании "Альбион". All rights reserved.
Копирование материалов допускается исключительно по письменному разрешению компании "Альбион".

Поиск

Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы за границей Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы за границей
Вопросы — ответы

Обучение в России или за рубежом?

Подготовка к экзаменам


От
наших
экспертов