Образовательная компания «АЛЬБИОН». Консультанты по зарубежному образованию. С 1993 года.
Правильный выбор учебного заведения - это основа успеха в обучении за рубежом. Очевидно, что без помощи опытного консультанта в этом деле не обойтись. «Альбион» предлагает лучшее в обучении за рубежом.
(495) 694-3600, 694-3625, 694-3677, 650-0862
/ / / Путешествие по школам с правым рулем (2009 г.)

Путешествие по школам с правым рулем (2009 г.)

 Журнал "Британский стиль", 2009 г.

Текст: Наталия Гинзбург

С одной стороны, обучение за рубежом, в британской частной школе-пансионе – это сейчас модно, престижно и вообще со всех точек зрения правильно – так все говорят. Но с другой стороны – как это можно: взять и отправить свое родное дитя на учебу за границу, неведомо куда? Нет, надо ехать и лично во всем разобраться. Потому что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать про обучение за границей...

Конечно, некоторое представление о британской школе-пансионе можно получить и из сайта школы, и из ее буклета. Из этих источников удастся получить информацию о том, какие университеты закончили ее преподаватели и какие ученые степени получили, о предметах, которые их питомцам предстоит выбрать для изучения, какие именно экзамены сдавали в прошлом учебном году ее выпускники, сколько баллов получили и в какие университеты поступили. Вам сообщат, какими видами спорта можно здесь заниматься, на каких музыкальных инструментах научиться играть, есть ли в школе театр, изостудия и т. д.

За кадром остаются нюансы – дух, атмосфера школы, все то, что можно почувствовать, но трудно разглядеть на фотографиях. Именно поэтому, прежде чем остановить свой выбор на одной из школ (как правило, после успешной сдачи вступительных экзаменов), нужно эти школы посетить. Проблема в том, что школ в Великобритании много – более 2500, расположены они по всей стране, и чтобы посетить все, понадобится не один год. Нашей задачей было получить представление о британских частных школах-пансионах во всем их разнообразии всего за одну рабочую неделю. Исходя из этого, были выбраны четыре школы-пансиона: Charterhouse – школа-пансион для мальчиков от 13 до 18 лет,  в два последних, выпускных класса которой с недавнего времени стали принимать и девочек; Lancing College, школа-пансион для детей обоего пола от 13 до 18 лет; Сheltenham College – школа совместного обучения для детей от 3 до 18 лет и, наконец, Cheltenham Ladies’ – школа-пансион для девочек от 11 до 18 лет.

Какой век на дворе?

Первой целью путешествия стала  школа Charterhouse (Чартерхаус), знаменитая и своим солидным возрастом – через три года она отпразднует  400-летие, и блестящими результатами, которые много лет подряд демонстрируют ее питомцы на выпускных экзаменах, и красотой архитектуры. От центра Лондона до городка  Годалминга – около часа езды на автомобиле мимо пасторальных рощ, огороженных пастбищ с овцами, коровами и лошадьми. Дальше школу найти совсем просто: величественное здание школьной церкви – самое высокое в округе, его видно издалека. Аннет МакГивен, директор Чартерхауса по развитию, уже ждет, она выразила готовность отложить дела и стать на этот день моим гидом. Можно начинать знакомство со школой.

Оказалось, что школа существует на нынешнем месте относительно недавно – с конца XIX века.  А основана в 1611 году в Лондоне, в здании бывшего монастыря, по завещанию Томаса Суттона - одного из богатейших людей того времени, и поначалу в ней учились всего 40 мальчиков. Потом учеников стало больше, школе стало тесно, и в графстве Суррей на берегу реки Вэй  были куплены первые 100 акров земли. В  1872 году закончилось строительство школьного здания, церкви и трех домиков, где должны были жить мальчики, и 125 пансионеров были зачислены и приступили к учебе в новых стенах. Школа продолжала расти, строились новые учебные корпуса, домики для студентов, постепенно менялся архитектурный стиль, но каким-то чудом новые постройки удалось вписать в ландшафт, не нарушив очарования этого места. Тихо. Церковь и здания вокруг нее образуют большой квадратный двор, и весь ансамбль, выстроенный в неоготическом стиле, разительно напоминает старинный монастырь.

Но вот наступает время ланча – и монастырской тишине приходит конец. Футбольные поля, теннисные корты, поля для гольфа и крикета заполняются шумным народом. Это что, я попала на спартакиаду? – «Тут каждый день спартакиада!» - смеется Аннет. Часа через два  наступает относительная тишина. Народ расходится  - на занятия живописью, лепкой, на репетиции хоров, театральной студии, оркестра – кто куда. Еще ведь и уроки надо приготовить... 

Первые школы в Великобритании были только для мальчиков, школы для девочек начали открываться  значительно позже, в XIX веке. Эта традиция раздельного воспитания полов жива и сильна в стране и поныне. Сторонники совместного образования появились здесь только в прошлом столетии, и постепенно многие мужские школы стали сначала принимать девочек лишь в два последних класса, а затем превратились в полноценные школы совместного обучения (хотя школы исключительно для мальчиков есть в Англии и поныне, например, знаменитые Итон и Харроу).

Школа Lancing College в Западном Сассексе, следующий пункт путешествия, претерпела все эти метаморфозы. Основанная в 1848 году преподобным Натаниелем Вудартом исключительно для мальчиков, сейчас она принимает во все классы и мальчиков, и девочек. Сначала школа располагалась в  городке Шорхеме, где ее преподобный основатель служил викарием, а через 6 лет переехала на нынешнее место, неподалеку от городка Лансинга. На 550 акрах фермерской земли был построен новый колледж. Величественная  каменная церковь, очень похожая на церковь в Чартерхаусе, библиотека, школьные корпуса и домики воспитанников  - все старые и новые здания, построенные в едином неоготическом стиле, образуют два компактных квадратных двора и по устройству и архитектуре напоминают колледжи Оксфорда и Кембриджа. Вокруг Lancing College – поля, и игровые, и сельскохозяйственные. Поодаль находится ферма колледжа, на которой студенты-энтузиасты помогают ухаживать за поросятами, овцами, козами, утками, цыплятами и небольшим стадом альпак, и летное поле, где желающих обучают управлению легкомоторными самолетами.

Еще две школы, которые нам предстояло посетить, Сheltenham College и Cheltenham Ladies’, были построены в то же время и в том же оксфордском стиле, что и Чартерхаус, и Лансинг. Сheltenham College расположен на окраине городка Челтнем, и, хотя число учеников со времени основания существенно выросло, на прежней территории удалось расположить почти все новые здания, а за ее пределами оказались только домики старшеклассников. Cheltenham Ladies’ в этом смысле повезло меньше: эта школа находится в центре города, вокруг – исторические здания, расширяться некуда. Поэтому домики студенток, столовые, стадион, строящийся центр искусств находятся на прилегающих к школе улицах, среди городской застройки. Школа оказалась не столь закрытой, как это задумывалось ее создателями, но сохранила привлекательность для родителей и студенток – конкурс в Cheltenham Ladies’ неизменно высок, и не в последнюю очередь – из-за стабильно высокого (в числе первых 20) места этой школы в общенациональных рейтингах…
 

Перевернутая пирамида

Charterhouse и Lancing College – это старшие (Senior) школы, в них принимают с 13 лет. Есть в Великобритании и младшие (Junior), и подготовительные школы. А вот  Сheltenham College – «сквозная» школа-пансион. Самым младшим ее ученикам – 3 года, а самым старшим - 18. Конечно, малыши в школе не живут, все они - «дневные» ученики. Но уроки у них самые настоящие. Пятилетние студенты Charterhous (с 5 лет образование в стране становится обязательным) изучают английский, французский, математику, географию, историю и «науки» - блок естественнонаучных дисциплин, в который входит физика, химия и биология. Я спросила у Найджела Арчдейла, директора Charterhouse Junior, как это возможно – преподавать таким малышам такие сложные предметы? В ответ Найджел предложил мне самой посмотреть, как это происходит. Я с радостью согласилась.

На уроке  «науки» у первоклассников-пятилеток проходили анатомию человека. Дети ощупывали свои руки, пересчитывая косточки и суставы, а затем пытались отразить результаты исследования на чертеже. Результаты сравнили: число косточек оказалось разным – от 7 до 12. Сколько их в человеческой кисти на самом деле, мне узнать не удалось. Надо было успеть на урок «науки» в седьмой класс, где одиннадцатилетним студентам было предложено изобрести аппарат, при помощи которого можно отделить спирт от воды и других примесей. Класс гудел, различные предложения обсуждались в группах и всем коллективом, и, в конце концов, самогонный аппарат был изобретен. Мне выпала честь присутствовать при открытии.

Такой способ преподавания, когда детей не кормят знаниями с ложки, а провоцируют добывать их самостоятельно, называется проектным методом. Он – альфа и омега всей системы британского образования, довольно сильно отличающейся от нашей, российской, где традиционно всех от мала до велика обучают вербальным методом: учитель в школе или профессор в университете излагает материал, слушатели внимают и конспектируют. Кроме методов преподавания, есть и другие важные различия в школьных программах. В России первоклассники-семилетки учатся читать и считать. Постепенно в программу добавляются другие школьные предметы, и в старших классах их число достигает максимума. Российскую школьную программу можно представить в виде перевернутой пирамиды,  балансирующей на вершине. Британская же школьная пирамида прочно стоит на основании: дети с первых же лет изучают весь спектр школьных дисциплин – поначалу на элементарном уровне и без формул, зато с большой лабораторной практикой, с акцентом на практическое знание предмета и на применение этого знания.

Все это могло бы иметь только академический интерес, если бы для поступления в самые сильные британские частные школы не надо было бы сдавать экзамены.  Но в топ-школы есть конкурс, и серьезный, экзамены сдавать надо, и конкурировать приходится с коренными британцами. Проблемы возникают не только при сдаче экзамена  по «науке», но и обязательного во всех школах и для всех возрастов экзамена по математике.

Российская школьная программа по математике всегда считалась сильной, но в последние десятилетия из нее потихоньку вычеркивались некоторые разделы. Вычеркнули, к примеру, комбинаторику, основы теории вероятностей и математическую статистику, и в результате наши дети теряют на вступительных экзаменах в британские  школы драгоценные очки. А недавно российский министр образования заявил, что высшая математика убивает в детях креативность. Значит, и этот раздел из программы уберут, и мы еще что-нибудь потеряем…

Шансы российских девочек поступить в одну из лучших британских школ - Cheltenham Ladies’,- мы обсудили с ее директором Вики Так: «Поступать к нам можно в 11, 12, 13 и 16 лет. При поступлении в младшие классы надо сдать английский, французский, математику и «науку».  Шестнадцатилетние абитуриенты сдают математику, английский и те предметы, которые они предполагают изучать в двух последних классах. Как показывает многолетний опыт, девочки из России хорошо, иногда просто блестяще, сдают экзамены по математике и французскому. Были случаи, когда по результатам этих двух экзаменов они опережали всех, показывая самые лучшие результаты. С предметами, требующими очень хорошего знания английского, они справляются намного хуже. Сейчас у нас в школе всего три  девочки из России, и мы ими очень довольны. Две из них в этом году заканчивают школу, а одна уже получила подтверждение о зачислении в Оксфорд. Мы бы очень хотели, чтобы студенток из России стало больше, но снизить для них планку не можем – конкурс есть конкурс».  

Впрочем, все не так страшно. Большинство администраторов школ, с которыми мне удалось пообщаться, заверили, что они готовы учитывать разницу в национальных программах. «Мы пойдем на компромисс и закроем глаза на то, что ребенок не умеет решать задачки по комбинаторике, или в свои 13 лет не знает, что такое геном, потому что в его школе в России этот раздел изучают только в старших классах. Мы даже готовы составить специальный тест – в соответствии с российской школьной программой. Главное, чтобы ребенок был умным и мотивированным, чтобы хотел учиться, поступить в хороший университет, добиться чего-то в жизни», - объясняет Джереми Томплинсон, регистратор Lancing College, отвечающий в школе за организацию вступительных экзаменов и прием новых студентов. «А на интеллект наших питомцев из России я пожаловаться не могу. Вот дисциплина – да, тут проблемы бывали». Что же, слова Джереми, безусловно, вселяют оптимизм. И одновременно дают родителям повод задуматься о том, все ли они предусмотрели, готовя своих детей к поступлению в элитную школу за рубежом. Все-таки блестящий английский и отличные отметки по академическим дисциплинам – это еще не все…   

Излишества не в чести

И действительно, учеба  учебой, но есть другие аспекты жизни в школах-пансионах.

У каждой школы, кроме успехов ее учеников, есть то, чем она особенно гордится, что отличает ее от других  и что вам покажут в первую очередь. Это может быть научная лаборатория, оборудованию которой позавидовали бы многие университеты, спортивный центр олимпийского уровня, театр с профессиональной машинерией, лучший в стране школьный симфонический оркестр, скаковые лошади или стадо экзотических альпак. Но мне кажется, что лучше всего можно понять атмосферу школы, походив по двум-трем  школьным домикам. Строгость, элегантность, идеальный порядок комнат-студий Charterhouse  вполне соответствуют несколько холодноватой атмосфере этой мужской школы, где дисциплина и организованность традиционно считаются необходимыми элементами воспитания элиты общества. А вот домики Сheltenham College, особенно те, где живут студенты помладше, выглядят так, как и должны выглядеть дома, где живут дети: в туалетах и на кухнях – идеальная чистота, но только что сброшенная спортивная  форма может запросто валяться на полу спальни, а  кроссовки – в коридоре. Почетное место в прачечной занимает большой стол, куда складываются для опознания потерянные детали одежды. И, насколько я успела почувствовать, общая обстановка в школе – вполне демократичная: студенты здесь общаются с преподавателями и персоналом вполне уважительно, но без излишнего пиетета. 

Самое лучшее представление о том, где кормят воспитанников Charterhouse, Lancing College и Cheltenham College,  дают фильмы о Гарри Потере: величественные обеденные залы этих школ одновременно вмещают всех студентов – и пансионеров, и «дневных», которые на ночь уезжают домой. В Cheltenham Ladies’ все более по-домашнему: столовые есть при каждом домике, и выглядят они не как готические храмы, а как небольшие, чистые и уютные кафе. А чем кормят детей, я проверила, напросившись в каждой из школ на ланч. Во всех школах еда была свежей и умело приготовленной, но без изысков. Впрочем, и вообще английская еда изысканностью  не страдает, и происходит это не от скупости, а от английской нелюбви к шику, излишествам, неумеренности. Не мы для еды, а еда для нас – так можно сформулировать кредо английской системы питания. А отсутствием аппетита  школьники не страдают – при их-то ежедневной физической нагрузке!

Трудности перевода

Смена школы, даже дома, в России,– упражнение не из легких. Переезд в новую страну – это уже олимпиадная задача. Новый, пусть даже хорошо выученный, но не родной язык обучения. Иная программа, иной подход к преподаванию. Отрыв от родных, от дома, привычных условий, привычной домашней еды. И не только это. У каждого – свои трудности.

Алексей, 12 лет, Cheltenham College Junior: «Я в Челтнэме второй год. Самым трудным оказалось найти здесь друга. Понимаете, англичане – они другие. Не закрытые, нет – они готовы с кем угодно обсуждать какие угодно темы! Я и с другом не решился бы. А вот чтобы душу перед тобой открыть – такого нет. У меня здесь полно приятелей – и по команде регби, и по кружку моделирования, мы там модели кораблей строим, видели в холле? Весной будем запускать их в школьном пруду. Я не скучаю, но с настоящим другом было бы лучше...»

Мария, 14 лет, Cheltenham College Senior: «Самое трудное – домашние задания. Надо успеть прочитать к следующему дню груду материалов. А на «преп» отводится строго полтора часа, и кто не успел – тот опоздал. Я поначалу урывала для занятий часик-другой перед сном, хоть это и не положено. А теперь, наоборот, встаю пораньше и занимаюсь, пока все спят – чтоб окончательно не прослыть «ботаником».

Стас, 18 лет, выпускной класс Cheltenham College Senior: «Я приехал в школу в 13 лет. И в первый же вечер парень из старшего класса мне говорит: «Давай, по-быстрому, свари мне макароны, есть хочется». Я ему в ответ – мол, тебе хочется, ты и вари. И - ничего. Он пошел и сам себе сварил макароны. Это совсем не то, что дедовщина в русской армии. Здесь никто специально никого не унижает, просто традиция такая – услужить старшему, проявить к нему уважение, ну, знаете, как у оруженосцев – подержать рыцарю стремя, начистить до блеска его доспехи. А рыцарь защитит тебя в бою… Но если у тебя другие традиции, и ты никому угождать не собираешься – это твое право. Правда, есть опасность оказаться в изоляции, а избежать ее помогает участие в спортивных мероприятиях, совместная игра на гитарах и, конечно, немного мужского характера.»

Антон, 16 лет, Charterhouse: «Говорят, англичане – снобы. Может, это и так, но в нашей школе я этого не замечал, хотя дети из аристократических британских семей тут есть,  пусть и не так много. Кичиться своим происхождением, своими предками  не принято, это дурной тон. А вот осторожные вопросы о том, откуда у меня деньги на учебу в частной школе, не украдены ли у народа – мне задавали. Я в ответ провел экономическую параллель: мол, у нас в России идет период первичного накопления капитала, как у вас в Англии на этапе индустриализации и колонизации. У вас столетием раньше, у нас – позже, ну и что? Если не зацикливаться  на собственном национальном самолюбии, не держаться  своим землячеством, все это быстро проходит. Всем, по большому счету, все равно, откуда ты приехал – важно, чтобы вел себя по-джентельменски.»

Анастасия, 17 лет, выпускной класс Cheltenham Ladies’: «В женских школах «дедовщины» нет ни в каком виде – ни в жестком, ни в мягком. Потому что такие школы и создавались на волне борьбы за равные права женщин и мужчин, за свободу личности. Каждая личность заслуживает уважения, и возраст здесь не причём. От возраста зависят права девочек: самых младших без сопровождения взрослых в город не выпускают, те, кто постарше, могут покидать территорию школы в группе и по разрешению, а студенты двух последних классов могут на выходные съездить в Лондон – в театр, например.»
 

«Ну, и какая школа вам больше понравилась?» - спросил по дороге в Хитроу Брюс, всю прошедшую неделю по утрам отвозивший меня в очередную школу, а по вечерам возвращавший назад, в лондонский отель. «Где бы вы сами хотели учиться?»

Совсем не простой вопрос, ответ на который я пока так и не нашла. Потому что они все мне понравились. Очень.

 

Другие статьи раздела:

Пишите

ICEF Более подробную информацию вы можете получить
у сотрудников образовательной компании "Альбион"
по телефонам:
(495) 694 3677
(495) 694 3600
(495) 694 3625
(495) 650 0862
(495) 650-4812
(495) 650-9995
(495) 505 2442 (дежурный)

и при личной встрече в офисе по адресу: Москва, ул. Малая Дмитровка, дом 20, бизнес-центр "Дмитровка", 6-й этаж
или по адресу: Москва, Тверская 18, корп.1, офис 614 (здание редакции газеты "Известия").

Политика конфиденциальности © 2005-2017. Качественное образование за рубежом от компании "Альбион". All rights reserved.
Копирование материалов допускается исключительно по письменному разрешению компании "Альбион".

Поиск

Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы за границей Зарубежные летние школы Круглогодичные языковые курсы за границей
Вопросы — ответы

Обучение в России или за рубежом?

Подготовка к экзаменам


От
наших
экспертов